Accessibility links

Власть отгораживается от СМИ


Нынешние чиновники Южной Осетии приходят в исступление от любого слова, если это не восторженная похвала в их адрес

Нынешние чиновники Южной Осетии приходят в исступление от любого слова, если это не восторженная похвала в их адрес

В Южной Осетии должностные лица из ближайшего окружения президента Леонида Тибилова определяют, с какими журналистами могут общаться чиновники, а с какими им строго-настрого запрещено вступать в контакт.

Информация о том, что я работаю над материалом о незаконно уволенной Соне Дзагоевой, дошла до югоосетинских чиновников еще до того, как он был опубликован. Вчера мне позвонил знакомый, участвовавший в предвыборной кампании Дзамболата Тедеева, затем и Аллы Джиоевой, и сказал: "Что ты там ерунду пишешь про какую-то Соню Дзагоеву?" Меня его информированность, честно говоря, изумила. Мой собеседник также посмеялся над моими попытками получить комментарий от уполномоченного по правам человека Инала Тасоева. "Ничего он не может комментировать, потому что генпрокурор Мераб Чигоев запретил чиновникам общаться с журналистами "Эхо Кавказа". Все зависит от Мераба Чигоева и главы президентской администрации Бориса Чочиева. Они запретили. Постоянно на совещаниях обсуждается деятельность радио "Эхо Кавказа", которое власти недолюбливают", – объяснил мой знакомый. По его мнению, нынешняя власть не слишком жалует "Эхо" из-за критических материалов, хотя многие из нынешних высокопоставленных чиновников весьма позитивно оценивали его деятельность в период, когда они, будучи в оппозиции, вели борьбу с Эдуардом Кокойты. Получив должности, они предпочли отгородиться от общества глухой стеной. Естественно, радио стало им мешать и в одночасье превратилось из друга во врага.


Ограничив доступ к информации, власти одновременно пытаются подорвать репутацию "Эхо Кавказа", утверждая, что это вражеская радиостанция и агент всех темных сил международного империализма. Сотрудница аппарата уполномоченного по правам человека Мадина Козаева, чьи ответы я процитировала в своем материале про Соню Дзагоеву, по всей вероятности, непреложно следует в фарватере наставлений своего "вождя" Бориса Чочиева.

Вчера после выхода материала в эфире я получила от нее СМС. Козаева сообщила мне, что сайт "Эхо Кавказа" – "идиотский и стремный". Не правда ли, весьма достойный уровень полемики! А какой слог – закачаешься!

В югоосетинских СМИ, над которыми Борис Чочиев установил личный контроль, "Эхо Кавказа" регулярно упоминается как "прогрузинский" ресурс, финансируемый из США.

Борис Чочиев, как рассказал мне около месяца назад в Цхинвале один из известных в республике общественников, угрожал в припадке раздражения закрыть "Эхо Кавказа" и заблокировать трансляцию радиосигнала. Никому не запрещено мечтать о неосуществимом, но все же даже в мечтах стоило бы хранить приверженность демократическим идеалам и проявлять скромность, свойственную государственным деятелям. Кроме всего прочего, Борис Чочиев должен отдавать себе отчет, что даже если в ручном режиме заставить всех журналистов распевать осанну нынешним властям, никто не поверит в снизошедшую благодать. Но навязчивые увещевания администрации президента не работают.

Могу сказать, что граждане Южной Осетии, эксперты, герои моих материалов постоянно благодарят меня, они уверены, что о проблемах республики они могут узнать правду, прежде всего, на "Эхо Кавказа".

С приходом команды Тибилова власть в Южной Осетии стала даже более закрытой для СМИ, чем при Кокойты. Нынешние чиновники приходят в исступление от любого слова, если это не восторженная похвала в их адрес. Буквально через три месяца после того, как Леонид Тибилов стал президентом, мой телефон стали обрывать взбешенные той или иной публикацией сотрудники его администрации. И с тех самых пор попытки надавить на меня, заставить изменить свою позицию не прекращаются. Ничего подобного администрация Эдуарда Кокойты себе не позволяла. Каждый раз после моих материалов с критикой тех или иных чиновников меня начинают по телефону пугать незнакомые люди. Глава комитета по информации и печати Вячеслав Гобозов пару месяцев назад при вступлении в должность пообещал, что ситуация в информационной сфере станет при его содействии здоровее, он обяжет чиновников регулярно отчитываться перед журналистами. Похоже, пока он не в состоянии сделать ни единого шага в этом направлении, и его легко понять. Линия Бориса Чочиева, не считающего, видимо, что свободное слово есть неизбежный атрибут современной состоявшейся государственности, берет верх над любыми попытками цивилизовать то, что именуется независимым суверенным государством Южная Осетия.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG