Accessibility links

Убежденные феминистки и гендерный миф в Грузии


Женщины хотят равных прав даже в таком патриархальном обществе, как грузинское, и ничего более, говорят местные феминистки

Женщины хотят равных прав даже в таком патриархальном обществе, как грузинское, и ничего более, говорят местные феминистки

Грузия – страна, где издревле с уважением относятся к женщинам, но грузинские феминистки уверяют: это не более чем миф, навязанный патриархальным обществом.

Байя Патарая – молодая женщина, жена, мать шестилетнего ребенка и убежденная феминистка. Она считает, что в Грузии, да и за ее пределами сложился неверный и глупый стереотип о феминистках – дескать, это мужеподобные женщины, которые держат мужчин под каблуком. Женщины хотят равных прав, говорит Байя, и ничего более. Она приводит примеры: по официальным данным грузинской статистики, при схожих позициях, при схожем графике работы лица женского пола получают меньше, чем мужчины. Только лишь потому, что они женщины. При этом в патриархальном грузинском обществе, кроме работы, на женщину ложится и дополнительный груз ответственности:

“Женщина фактически выступает в роли "супермена" – она весь день работает наравне с мужчинами, а получает меньше. Когда приходит вечером домой, она еще и берет на себя тяжелейшие обязанности по дому: готовит, занимается детьми, стирает, и ей никто в этом не помогает. О каком самообразовании может идти речь? У женщин просто нет времени на себя".


Грузинские женщины часто свыкаются с этой ролью, говорит Байя. По ее словам, это не самое тяжелое, что приходится им терпеть. Уже давно в Грузии одной из важнейших проблем стало насилие в семьях. Жертвами жестокого обращения, как правило, становятся именно женщины, говорит феминистка, уточняя при этом, что не всем им хватает смелости говорить об этом громко. Многие предпочитают терпеть побои, но не обращаться к правоохранительным органам: сказывается давление общества, которое считает, что выносить эту проблему на публику – грех. Если верить статистике МВД, то в собственной семье женщина сталкивается с куда большим количеством опасностей, чем на улице, считает Байя:

"Сколько было нашумевших дел только за последний год! Вот совсем недавно парень в университете столкнул в окно девушку, в другом случае муж убил жену, положил ее тело в багажник, а потом сдался полиции. Есть случаи тяжелых ранений на почве ревности, а еще мужчина недавно выкинул из окна младенца".

При этом реакция властей на подобные случаи и в целом отношение к проблеме более чем странные, говорит Байя. Когда несколько лет назад в парламенте стали обсуждать законопроект о пресечении насилия в семьях, депутаты иронизировали и открыто издевались над инициативой. Они просто не понимают, насколько важна и серьезна эта проблема.

Во многом, по словам феминистки, такой подход обеспечивает и тот факт, что в грузинской политике по-прежнему очень слабо представлены женщины. Мало их и в исполнительной власти, и в судах:

"Когда в начале прошлого века создавался первый парламент Грузии, 6% депутатов были женщины. И хотя сейчас этот показатель повысился до десяти, представьте, что это почти такой же гендерный расклад в парламенте, как и сто лет назад! И это при том, что 54% населения – женского пола!"

Действительно, проблемы с равноправием полов также актуальны сегодня, как и десятки лет назад. Инициативная группа феминисток, в которую входит Байя Патарая, недавно опубликовала ряд материалов по истории развития феминизма в Грузии и обнаружила, что проблемы, о которых говорили грузинские феминистки в конце XIX века, почти не изменились. Байя говорит, что виною этому в первую очередь сама патриархальная ментальность грузинского общества. Она приводит в пример случай со своим сыном:

"Однажды за какую-то проделку я пригрозила, что заставлю его вымыть всю грязную посуду в доме, не собираясь, конечно, делать это на самом деле. Однако мой сын мне заявил, что "он не девочка". Конечно, я ему объяснила, что нет ничего зазорного в домашней работе, и не выполняют ее только ленивые, однако то, что даже мой собственный сын находится в плену подобных стереотипов, стало для меня большим ударом".

Байя считала, что воспитывала сына правильно, прививая ему здравые взгляды. Все стало понятно, когда она пролистала учебники начальной школы, куда он ходит. По словам феминистки, учебники и школа в целом укрепляют гендерную дискриминацию: женщина в школьных учебниках – это мама или бабушка, которая занимается домашним хозяйством, а мужчина – тот, из уст которого чаще всего звучит обращение: "принеси мне!"

На вопрос "что делать?" Байя отвечает – организовываться. Сила женщин в их единстве, говорит феминистка и призывает всех женщин, которые ощущают на себе давление, ни в коем случае не держать это в себе, а говорить об этом вслух. Необходимо прервать порочный круг молчания и показать скептически настроенной части общества, что у женщин в Грузии очень много проблем, и решать их нужно как можно скорее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG