Accessibility links

"Ветер перемен пока не подул"


По мнению Романа Бакурадзе, грузином за 15 лет проживания в Грузии он так и не стал и, скорее всего, уже не станет. Он считает, что это общество его не особо приемлет, и вписаться и стать его частью особого смысла уже не видит

По мнению Романа Бакурадзе, грузином за 15 лет проживания в Грузии он так и не стал и, скорее всего, уже не станет. Он считает, что это общество его не особо приемлет, и вписаться и стать его частью особого смысла уже не видит

ПРАГА---Мы продолжаем приглашать в рубрику "Гость недели" русскоязычных грузинских блогеров. На этот раз у нас в гостях Роман Бакурадзе, ему 24 года, его никнейм в ЖЖ 9_3viggen. Это яркий пример стремления молодого человека выбраться из Грузии при первой подвернувшейся возможности и навсегда остаться на Западе. Что отпугивает Романа в грузинских реалиях? Почему он не желает с ними мириться?

Андрей Бабицкий: В отличие от другого грузинского блогера, который тоже клеймит Грузию за косность и низкий уровень культуры, вы это делаете в своем особом стиле, не стесняясь в выражениях, употребляя такие определения, как "чурки". Но мне кажется, у вас есть еще одна, очень существенная разница с berg_man: у него нет этой ноты – "пора валить". Вы же все время пишете о том, что жить с этими людьми и в этой стране невозможно. Я понимаю, что это поэтическое преувеличение, тем не менее оно указывает на какие-то настроения.


Роман Бакурадзе: berg_man – чистокровный грузин, а я – дитя двух культур: по отцу грузин, по матери украинец. У меня сложилась такая проблема, что украинцем я уже не стану, а грузином за 15 лет проживания в Грузии так и не стал и, скорее всего, уже не стану. Это общество меня не особо приемлет, и я уже понял, что вписаться и стать его частью особого смысла нет.

Андрей Бабицкий: Есть еще один момент, на который стоит обратить внимание. berg_man явно выражает тоску по культурным связям с Россией, которые оборваны, и смотрит в ее сторону. Мне кажется, что в вашем случае ситуация немного иная: вы, скорее, заглядываетесь на Запад, у вас замечательная коллекция предметов материальной культуры, я имею в виду троллейбусы, автобусы и еще какие-то. Я правильно уловил это настроение?

Роман Бакурадзе: Вы все поняли правильно. Так как я родился уже под самый закат советской эпохи, поэтому те культурные связи, которые были близки поколению моих родителей и их предшественникам, мне не то чтобы чужды, но они мне незнакомы. Я не могу погрузиться в них так глубоко, как предки.

Андрей Бабицкий: Тем не менее вы блестяще владеете языком именно русской контркультуры, явно опираетесь на различные сайты контркультурной направленности и, вообще, этим сленгом владеете виртуозно. Это все-таки тоже какая-то погруженность в русскую культуру, хотя и периферийно.

Роман Бакурадзе: Погруженность в русскую культуру у меня вызвана тем, что я один из тех редчайших грузин, которые говорят дома на русском языке. Первые шесть лет жизни прошли на Украине, в Кривом Роге, где я родился, затем была Москва, а после мы решили переехать в Грузию.

Андрей Бабицкий: Насколько я понимаю, вы не связываете свое будущее с Грузией. Что конкретно вас не устраивает? Что вы отторгаете в окружающей вас реальности?

Роман Бакурадзе: Здешний менталитет идет вразрез с моим видением собственного будущего. Общество здесь весьма патриархально, оно приемлет людей, которые становятся частью этой системы, а тех, которые дистанцируются от него, естественно, отторгает и не желает принимать их такими, какие они есть.

Андрей Бабицкий: А что плохого в патриархальности общества?

Роман Бакурадзе: Дело в том, что здесь патриархальность немного переходит в клановость. Взять, скажем, поиск работы. Например, в регионах, не будучи чьим-то родственником или знакомым, шансы на трудоустройство практически нулевые.

Андрей Бабицкий: Вы предприняли изумительную попытку классифицировать русскоязычных грузинских блогеров, которые симпатизируют Михаилу Саакашвили. Мне кажется, что вы дело все-таки не довели до конца, некоторые особенно маргинальные персонажи оказались вне поля вашего зрения. Расскажите, как вам пришло это в голову и почему вы стали это делать?

Роман Бакурадзе: Свой аккаунт в ЖЖ я завел с целью вначале разведать, кто эти люди, чем они живут и дышат, потом попытался как бы сблизиться, а затем уже начал выводить их на чистую воду. Люди эти неприятны тем, что они поддерживают абсолютно авторитарный, тоталитарный строй, который выдает себя за прогрессивный и демократический, а такая ложь мне противна, к тому же я сам знаю людей, пострадавших от предыдущего правительства, даже пришлось испытать это на себе.

Андрей Бабицкий: Насколько я знаю, вы живете в Батуми?

Роман Бакурадзе: Да, я живу в Батуми.

Андрей Бабицкий: И как сейчас складывается ваша жизнь после прихода новых властей? Стало легче дышать, или ситуация никак особенно не изменилась? Вы чувствуете перемены вокруг себя?

Роман Бакурадзе: Нет, ветер перемен пока не подул, но, с другой стороны, даже при предыдущем правительстве лично я не боялся открыто выражать свою точку зрения, и продолжаю ее выражать и сейчас.

Андрей Бабицкий: Насколько я понимаю, вы живете в ожидании возможности найти работу, вы работали в Швейцарии…

Роман Бакурадзе: Я не работал в Швейцарии, а ездил туда изучать французский. Швейцария была для меня первой западной страной, и я после этого на нее подсел.

Андрей Бабицкий: То есть я хотел сказать, что вы живете в расчете на то, что подвернется возможность уехать и работать где-то за границей.

Роман Бакурадзе: Все-таки я считаю единственным вариантом для себя иметь более перспективное и результативное будущее.

Андрей Бабицкий: Вы уверены, что вам удастся полностью войти в чужую культуру, адаптироваться к ней? Я знаю, что вы владеете несколькими иностранными языками.

Роман Бакурадзе: Никогда я не ощущал проблем интеграции с европейским обществом, будучи за границей. В любых странах, где я был, я чувствовал себя частью этого общества, если не с первого дня, то уже через два-три дня не ощущал себя абсолютно чуждым.

Андрей Бабицкий: Россия не вариант?

Роман Бакурадзе: К сожалению, нет. Увы, слишком много времени прошло с тех пор, как я ее покинул. Я уже не знаю, какова Россия сейчас.

Андрей Бабицкий: Рома, вам одна грузинская блогерша 5nata5 предложила что-то вроде дуэли. Я так помню, что вы в ответ попросили купить вам билет до места, где она собирается с вами встретиться. Никакого ответа вы от нее не получили?

Роман Бакурадзе: Нет. Я всего лишь потребовал от нее билет бизнес-класса на самолет до Тбилиси, и ответа так и не последовало. Впрочем, у "клавиатурных" патриотов "Единого национального движения" тактика такая: они обязательно вызовут тебя на дуэль или встречу, на которую в 95% случаев не придут – такова реальность.

Андрей Бабицкий: Под конец нашей беседы опишите свое представление о том, что происходило в Грузии, что происходит…

Роман Бакурадзе: Во-первых, мне с самого начала было неприятно видеть эти тонны слащавого пиара, которые выливались на целевую аудиторию, т.е. жителей бывшего Советского Союза, которым давали информацию о преобразившейся демократической современной Грузии при Саакашвили. Теперь этот пиар ушел и, если честно, хорошо, что он ушел. На самом деле пиарить-то особо нечего.

Андрей Бабицкий: Вы как-то отодвигаете от себя мысленно и эмоционально Грузию, но, тем не менее, продолжаете вести свою маленькую войну в интернете. Нет ли здесь противоречия?

Роман Бакурадзе: Я живу в Грузии 15 лет и, если честно, никогда не желал и вряд ли буду желать этой стране чего-нибудь плохого. Несмотря на то что я видел здесь очень много негатива, тем не менее маленькие капельки позитива всегда есть, и хотя я нахожусь не в самом лучшем положении здесь, эти небольшие остатки позитива все равно дают мне заряд для того, чтобы я видел больше негатива, описывал его и выносил на суд своих читателей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG