Accessibility links

Гиви Валиев: "Актер не должен говорить о политике"


Театральная карьера Гиви Валиева – на зависть многим. Уже став режиссером он будет ставить спектакль о грузинском царе осетинского происхождения Давиде Сослане

Театральная карьера Гиви Валиева – на зависть многим. Уже став режиссером он будет ставить спектакль о грузинском царе осетинского происхождения Давиде Сослане

Актер Северо-Осетинского Государственного академического театра имени Бало Тхапсасева Гиви Валиев в тридцать лет стал заслуженным артистом Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. В детстве он жил в Тбилиси. После начала грузино-осетинского конфликта его семья переехала в Северную Осетию. Уже став режиссером, – через несколько лет он окончит ГИТИС, – Гиви Валиев будет ставить спектакль о грузинском царе осетинского происхождения Давиде Сослане. Молодой актер считает его фигурой, объединяющей и сегодня два соседских народа.

Еще в давние времена предки Гиви переселились из югоосетинского селения Зонкар в Каспский район Грузии. Родители же переехали в Тбилиси. В 1990 году, когда националисты спровоцировали грузино-осетинский конфликт, семья Валиевых переехала в Северную Осетию.


"Мои родители жили в Тбилиси. Мой брат там родился. До семи лет я жил в этом городе, потом все изменилось, – вспоминает Гиви. – Мы покинули свой дом за 24 часа. Я помню, как пришел отец и сказал, чтобы мы собирали вещи. Почему? Куда? Как? Я ничего не понимал. У нас дома висел портрет Коста Хетагурова. Папа разбил стекло, взяв фотографию, завернул ее в осетинский национальный флаг и спрятал под вещами в чемодане. Мы полетели на самолете. Через 45 минут приземлились уже во Владикавказе".

Семья Валиевых поселилась в селении Цалык Правобережного района. В сельской школе учителя не решались брать ребенка во второй класс, поскольку Гиви не знал ни слова по-осетински. Но мальчик проявил усердие и быстро освоил язык.

С тех пор прошло 22 года. Выпускника актерского факультета СОГУ Валиева называют одним из самых талантливых представителей молодого поколения труппы Северо-Осетинского Государственного академического театра имени Бало Тхапсаева.

Театральная карьера Гиви Валиева – на зависть многим. Первая его роль – Хлестаков в "Ревизоре" – была удостоена награды Международного фестиваля театров "Сцена без границ" за лучшую мужскую работу. Молодой актер успешно играл Сигизмунда в пьесе "Жизнь есть сон" Кальдерона, Жадова в "Доходном месте" Островского. Но всенародную любовь и известность в театральных кругах Северного Кавказа Гиви Валиеву принесла роль пастушьего пса Тузара в пьесе осетинского драматурга Георгия Хугаева "Черная бурка". Он стал лауреатом трех премий на театральных фестивалях "Кавказский Меловой круг" в Адыгее, "Южная сцена" в Кабардино-Балкарии и "Театральная маска" в Северной Осетии. Недавно в репертуаре Гиви появилась роль Ромео в трагедии Шекспира "Ромео и Джульетта" в постановке югоосетинского режиссера Тамерлана Дзуцева.

Жанна Тарханова: Гиви, Северо-Осетинский театр часто приезжает на гастроли в Южную Осетию. Как вам местная публика?

Гиви Валиев: Я очень люблю Южную Осетию. Югоосетинский зритель тонко чувствует игру актеров. Но как можно республику столько лет держать без родного театра! Здание сгорело несколько лет назад, а новое так и не построено. Неужели здесь не понимают, что народ, не протянувший руку помощи своему театру, либо мертв, либо при смерти...

Рассказывая о творческих поисках, мой собеседник мысленно возвращается в свое детство, прошедшее на улицах Тбилиси:

"Мой педагог Михаил Левитин задал нам очень сложную тему. Это произведение Исаака Башевис-Зингера "Шоша". Там есть такой персонаж – Цуцик, покинувший свой родной город Варшаву и за десять лет ни разу не навестивший его. Цуцик все время откладывает свой визит, наконец, навещает свой район... Прочитав эту книгу, я очень сильно захотел поехать в Тбилиси и побывать в Глдани. Две недели назад я был в Грузии. Приехав туда, конечно, не застал тот район, где было так радостно, где я бегал в шортиках, занимался танцами, а папа играл в волейбол... Я помню те чистые корпуса, чистые подъезды... Ничего подобного я не увидел. Я понял, почему Цуцик не хотел возвращаться. Он боялся потерять воспоминания детства. То же самое произошло и со мной. Я хотел увидеть крестную, но, к сожалению, и ее не застал. Покидая Глдани, всю дорогу я молчал. Я шел пешком".

Жанна Тарханова: Какие впечатления от Грузии? Общаетесь с грузинскими коллегами?

Гиви Валиев: Впечатления разные. Я пока ни с кем не знаком. Понятно почему. Были закрыты границы. Что скрывать, у каждого второго осетина есть родственник грузин или у каждого второго грузина есть родственник осетин. Я скажу так: люди, из-за которых между нашими народами выросла стена отчуждения, не будут в раю. Актер не должен говорить о политике. Театр и политика совершенно разные вещи. Но иной раз приходится говорить об этом".

На мой вопрос, есть ли исторический герой, который мог бы стать символом примирения между двумя народами, Гиви Валиев, не задумываясь, ответил: "Конечно же, есть. Это царь Давид Сослан".

Гиви Валиев надеется, что ему удастся воплотить на сцене образ грузинского царя осетинского происхождения Давида Сослана, для того чтобы показать этот спектакль в Цхинвале, во Владикавказе и в Тбилиси.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG