Accessibility links

Страсти по генпрокурору


Арчил Кбилашвили понимает, что вероятность его отстранения по решению президента в эти дни сильно возросла

Арчил Кбилашвили понимает, что вероятность его отстранения по решению президента в эти дни сильно возросла

Арчил Кбилашвили не намерен подавать в отставку с поста генпрокурора. При этом он понимает, что вероятность его отстранения по решению президента в эти дни сильно возросла.

Арчилом Кбилашвили недовольна не только оппозиция, но и правительство. Такого консенсуса между противоборствующими политическими лагерями может оказаться достаточно, чтобы отправить генпрокурора в отставку. По закону, приказ о его увольнении на подпись президенту должна отправить министр юстиции Тея Цулукиани. Она уже второй день подряд выступает с критикой в адрес Кбилашвили за прекращение дела Владимира Бедукадзе. Этого человека подозревали в пытках заключенных в Глданской тюрьме, где он работал охранником. Сегодня в течение почти часа Кбилашвили пытался доказать журналистам, что поступил правильно, закрыв дело Бедукадзе.


"Все семь эпизодов, по которым он обвинялся, были запечатлены на семи видеороликах, которые он сам и обнародовал, – говорил генпрокурор. – Вынося эти кадры за пределы тюремных стен, он обрекал себя на 30 лет заключения, причем в той самой тюрьме, порядки которой ему были хорошо известны".

Бедукадзе он сравнил с "шахидом", который ради разоблачения преступной системы подверг риску собственную жизнь. Бывший охранник Глданской тюрьмы сумел вынести видеозаписи весной 2011 года и через доверенного человека передал журналистам спустя полгода, то есть еще до того, как Бидзина Иванишвили решил стать политиком.

Как утверждает прокурор, возможность предать огласке скандальные кадры появилась лишь год спустя по одной простой причине: Бедукадзе удалось покинуть Грузию, и его жизни больше ничего не угрожало. И он отнюдь не рассчитывал на материальное вознаграждение, настаивал сегодня Кбилашвили:

"Его ничто не вынуждало это сделать. Он мог остаться обычным работником пенитенциарной системы, может, даже продвинуться по службе или извлечь иную выгоду. Но он поступил иначе: изобличив собственные действия, он изобличил всю систему".

Вместе с Бедукадзе на скамье подсудимых оказались еще 16 бывших сотрудников Глданской тюрьмы. Семеро из них согласились на сотрудничество со следствием и были выпущены на свободу после оформления процессуального соглашения. С Бедукадзе, с учетом его заслуг, решили поступить по-особому. От него не стали требовать признания вины, что является обязательным условием при оформлении процессуальной сделки. Вместо этого генпрокурор воспользовался своим исключительным правом и собственноручно снял с Бедукадзе все обвинения.

В судебной практике такое случается крайне редко. Кбилашвили признался, что это было самым трудным решением за все те восемь месяцев, что он возглавляет прокуратуру. Он принял его после консультаций со своими заместителями в прокуратуре и руководством МВД. Никто больше в правительстве, в том числе и Иванишвили, об этом, по его словам, не знал.

В прошлую субботу премьер вызвал Кбилашвили "на ковер". По словам генпрокурора, никогда раньше ему не приходилось выслушивать от Иванишвили такого рода критику:

"Он считает, что мириться с таким преступлением, как пытки, ни в коем случае нельзя. Я не могу относиться к этой точке зрения без уважения, так как это самая высокая степень морали. Если смотреть с такой высоты, то освобождать от наказания, наверное, было нельзя. Но в сложившейся ситуации свою позицию я менять не стану".

Кбилашвили настаивал, что у него по-прежнему неплохие отношения с Иванишвили. Хотя, как отметил генпрокурор, есть немало людей, которых его отставка сильно обрадовала бы.

"А это может случиться в любой день. И к этому я готов и не вижу особой проблемы", – улыбаясь, сказал Арчил Кбилашвили.
XS
SM
MD
LG