Accessibility links

Верховенство закона или религиозной догмы?


В последнее время в грузинском обществе возник вопрос, что важнее: верховенство закона или религиозные догмы и где проходит граница между религиозной свободой и защитой прав меньшинств

В последнее время в грузинском обществе возник вопрос, что важнее: верховенство закона или религиозные догмы и где проходит граница между религиозной свободой и защитой прав меньшинств

Сегодня в Тбилиси ожидалось начало суда над пятью лицами, которые обвиняются в организации препятствий для проведения мирной манифестации. Особый интерес вызван тем, что среди них двое священнослужителей: отец Антимоз Бичинашвили и отец Иотам Басилая. Вместе с другими обвиняемыми они не позволили активистам 17 мая в День борьбы против гомофобии и трансфобии провести акцию в защиту прав ЛГБТ-групп.

Еще до начала процесса перед стенами Тбилисского городского суда стали собираться священнослужители и паства. Они пришли поддержать обвиняемых, которые 17 мая помешали правозащитникам выразить протест против нарушения прав ЛГБТ-сообщества.

Особый интерес к этому делу вызван тем, что на скамье подсудимых сегодня оказались священники. По интернету до сих пор гуляют кадры, в которых якобы один из них бежит с табуреткой в руках, а другой отпускает нецензурную брань в адрес участников флеш-моба.


Сегодня генеральный прокурор Арчил Кбилашвили заявил, что сан не является гарантией неприкосновенности:

"Если человек совершил преступление, его нужно наказать. Не имеет значение, духовное он лицо или мирянин. Когда обвинение предъявлено духовному лицу, процессу придается более эмоциональная окраска. Но это не дает права нарушать стандарты и ставить людей в неравные условия".

Сторона защиты, впрочем, как и все собравшиеся перед зданием городского суда, не считает священников виновными, и открыто заявляет, что это процесс против государственности, поскольку он подрывает традиционные моральные устои общества. Молодые люди из паствы перегородили вход в зал суда и пропускали туда лишь священнослужителей. Препятствовали они и журналистам, не считая обязательным их присутствие на заседании суда. Лишь после долгих усилий некоторым представителям СМИ удалось занять места в зале.

Священнослужители и паства были уверены: для суда был специально выбран маленький зал, чтобы большая часть заинтересованных лиц не получила возможности проследить за судебным процессом.

Суд начался с опозданием. Приставы с трудом заставили покинуть зал тех, кому не хватило места. С трудом заставили встать с колен и женщину, которая начала молиться прямо в помещении.

Но оказалось, что страсти бушевали зря. Выяснилось, что на процесс не привезли пятого обвиняемого – Титала Давришиани, который, в отличие от всех остальных, которых отпустили до суда, был задержан, находится в предварительном заключении и обвиняется по другой статье. Дело перенесли на 23 июля.

Несмотря на то что у стороны обвинения 103 свидетеля и десятки доказательств, это не доказывает вину его подзащитного, заявил после завершения процесса адвокат Антимоза Бичинашвили Бесарион Карцивадзе:

"Мы считаем, что дело архимандрита Антимоза ведется с нарушением многих процессуальных норм, и этот процесс нельзя считать справедливым. Мы намерены ходатайствовать, чтобы суд не принимал во внимание доказательства вины архимандрита, поскольку их нельзя считать убедительными. Мы докажем, что все представленные доказательства – ложные, к примеру, видео, где он якобы сквернословит. Ни одна экспертиза не сумеет доказать, что его действия в кадрах совпадают с его словами".

В зал суда сегодня пыталась попасть и руководитель инициативной группы поддержки женщин Эка Агдгомелашвили, но тщетно. Она рассказывает, что представители ее организации были в одном из автобусов, на который 17 мая напали радикально настроенные люди. Однако, несмотря на показания 23 человек, прокуратура не признала их пострадавшими:

"Процесс очень важен, так как в последнее время в обществе возник вопрос, что важнее: верховенство закона или религиозные догмы. Мы живем в государстве, и мы должны четко знать, где проходит граница между религиозной свободой и защитой прав меньшинств", – заявила Эка Агдгомелашвили.
XS
SM
MD
LG