Accessibility links

Заинтересованность третьих сил?


Неискушенным в тонкостях законодательства слушателям стало понятно одно: в убийстве Читаева, по мнению судебного расследования, виновен Руслан Габараев, а Артур Агаев содействовал ему в совершении преступления, предоставив свой служебный транспорт и табельный пистолет

Неискушенным в тонкостях законодательства слушателям стало понятно одно: в убийстве Читаева, по мнению судебного расследования, виновен Руслан Габараев, а Артур Агаев содействовал ему в совершении преступления, предоставив свой служебный транспорт и табельный пистолет

Сегодня Верховный суд Южной Осетии вынес вердикт в отношении двух обвиняемых в убийстве главного следователя Генеральной прокуратуры республики Роланда Читаева. Суд назначил Руслану Габараеву наказание сроком на 20 лет колонии строго режима, Артуру Агаеву – 12 лет колонии строго режима.

Итоговое судебное заседание открылось почти с получасовым опозданием. В зале не было свободных мест. Помимо родственников убитого и обвиняемых, в суд пришли их друзья и близкие, знакомые. Перед оглашением приговора судья Нана Гагиева попросила присутствующих воздержаться от комментариев и эмоциональных возгласов. Несмотря на громкий общественный резонанс вокруг дела, в зале был представитель только одного местного СМИ. Присутствовали сотрудники посольства России в Южной Осетии. По неофициальной информации, прийти сюда в качестве наблюдателей их попросил отец Артура Агаева. Журналистам разрешили вести аудиозапись, после чего судья начала зачитывать вердикт.


Неискушенным в тонкостях законодательства и статьях уголовного кодекса слушателям стало понятно одно: в убийстве Читаева, по мнению судебного расследования, виновен Руслан Габараев. Артур Агаев содействовал ему в совершении преступления, предоставив Габараеву свой служебный транспорт и табельный пистолет. Смерть Роланда Читаева наступила в машине похитителей от многочисленных ударов прикладом пистолета по голове, а огнестрельные выстрелы в грудь и голову были сделаны позже. Основным мотивом убийства суд счел вопрос трудоустройства Габараева в прокуратуру. Предварительного сговора судья в этом преступлении не усмотрел, что смягчило вину обвиняемых. Приговор зачитала судья Верховного суда Нана Гагиева:

"На основании ч. 3 статьи 69 УК РФ, окончательно, путем частичного сложения наказания, назначить Габараеву Руслану Львовичу наказание сроком на 20 лет с отбыванием наказания в ИТК строгого режима. Меры пресечения Габараеву в виде заключения под стражу оставить без изменения. Срок наказания исчисляется с 10 июля 2012 года. На основании ч. 3 статьи 69 УК РФ, окончательно, путем частичного сложения наказания, назначить Агаеву Артуру Борисовичу наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с отбыванием наказания в ИТК строгого режима".

Никаких отягчающих, как и смягчающих вину обстоятельств, судья в деле не усмотрел. После заседания родственники Руслана Габараева и Роланда Читаева отказались общаться с журналистами. Их отношение к приговору суда выяснить не удалось. Отказалась от комментариев и адвокат Артура Агаева Виктория Хетагури, расстроенная вынесенным вердиктом. Адвокат Габараева Икрамжан Раматов назвал решение Верховного суда незаконным:

"Во время прения сторон было проанализировано каждое доказательство и обращено внимание на то, что эти доказательства ни о чем не говорят. То есть не подтверждают предъявленные обвинения ни по одному пункту.

– Вы собираетесь подавать на апелляцию?

Икрамжан Раматов: Даже если защита обжалует приговор, он будет оставлен в силе, так как некие, скажем так, третьи силы, заинтересованы в беззаконии и осуждении именно моего подзащитного. Честно говоря, я не хочу на это ссылаться и называть конкретные лица, потому что это будет некорректно. Но об этом есть информация, об этом я говорил и в прениях".

По словам Раматова, вопрос об обжаловании будет решен после консультаций с подзащитным. Как сообщил мне близкий друг семьи Роланда Читаева, его родственники решили обжаловать судебный вердикт, собираясь требовать назначения максимального срока наказания для обоих осужденных.


* * *


Нашему корреспонденту Жанне Тархановой после оглашения приговора удалось связаться с адвокатом и близкими осужденного Артура Агаева. По их словам, апелляция в Верховный суд республики Южная Осетия на вердикт этого же судебного органа имеет небольшую перспективу.

Адвокат осужденного на 12 лет Агаева Виктория Хетагури настаивает на том, что выдвинутые обоим подсудимым обвинения не обоснованы и не доказаны:

"Что в отношении моего подзащитного Агаева доказательств вменяемых ему обвинений нет, что в отношении того же Габараева искусственно накручено побольше квалифицирующих признаков отягчающих обстоятельств. Для чего это? Чтобы дать побольше срок. Связано это с личной заинтересованностью и местью за своего друга и коллеги со стороны Генпрокуратуры Мераба Чигоева, местью за жизнь отца начальника отдела по надзору ИВС и тюрьмы Василия Полякова – сына Читаева. Генпрокурор в Южной Осетии – лицо высокопоставленное и могущественное..."

Защита Габараева считает, что действия Генпрокуратуры и суда политически мотивированы. Работая следователем Генпрокуратуры Южной Осетии, Руслан Габараев был неугоден оппозиции, поскольку вел дела в отношении ее лидеров, более того, проводил обыски в доме Читаева, поскольку он был активистом штаба оппозиционного кандидата на выборах президента. Не устраивает Габараев и нынешнюю власть, поскольку Мераб Чигоев был близким другом и коллегой убитого Читаева. Как рассказал мне отец Артура Агаева, его сын с первых дней сотрудничал со следствием, а в кабинетах Генпрокуратуры ему говорили, что во всем виноват Габараев, а к Агаеву особых претензий нет. После таких заверений отец Агаева надеялся, что его сына осудят условно и освободят в зале суда. Говорит Борис Агаев:

"Действиями Генпрокуратуры я, конечно же, недоволен. Артур сотрудничал с Генпрокуратурой, помогал им, шел у них на поводу, а они затребовали ему 20 лет срока, и его приговорили к 12 годам тюрьмы".

Защита Агаева в ходе следствия поняла, что обвинителям важно было найти доказательства вины Габараева. По словам адвоката Вероники Хетагури, следователи Генпрокуратуры в кулуарах с ней делились, что для них главное – засадить Габараева минимум лет на 20. По ее словам, Артур Агаев стал разменной монетой в игре сотрудников Генпрокуратуры, а обвинение строилось на догадках, предположениях и умозаключениях следователей.

Как утверждают родственники, подсудимых часто избивали. Руслана Габараева продержали 27 суток в воде в карцере, после избиений у него лопнула барабанная перепонка. Агаеву угрожали расстрелом, заставляли копать могилу и весь год продержали в одиночной камере.

Кроме того, Габараеву и Агаеву не провели психолого-психиатрическую экспертизу для установления вменяемости обвиняемых. Следствие не устанавливало, были ли подозреваемые в убийстве в состоянии аффекта, когда вывезли Чигаева на окраину города.

По словам Виктории Хетагури, вопрос об апелляции осложнен тем, что дело рассматривалось в первой инстанции в Верховном суде Южной Осетии. Это значит, что их возможная жалоба вновь попадет в Верховный суд республики. Учитывая, что дело находилось под контролем председателя ВС Илоны Хугаевой, обжалование имеет небольшие перспективы.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG