Accessibility links

Кардинально разошлись в оценках


Спустя два месяца после событий 17 мая парламентский комитет по правам человека в предварительном заключении высоко оценил действия церкви и государства, которые, по мнению депутатов, сделали все необходимое, чтобы помешать насилию

Спустя два месяца после событий 17 мая парламентский комитет по правам человека в предварительном заключении высоко оценил действия церкви и государства, которые, по мнению депутатов, сделали все необходимое, чтобы помешать насилию

Предварительное заключение парламентского комитета по правам человека относительно событий 17 мая в Тбилиси вызвало недовольство некоторых правозащитных организаций. В свою очередь, духовные лица и МВД Грузии одобрили текст заявления. Напомним: в тот день многотысячная толпа агрессивно настроенных граждан пресекла проведение молчаливой акции протеста против гомофобии и насилия, устроив массовые беспорядки в грузинской столице.

Спустя два месяца после событий 17 мая парламентский комитет по правам человека опубликовал свое предварительное заключение. После долгих консультаций с правозащитниками депутаты однозначно осудили факты физического насилия. Вместе с тем парламентский комитет высоко оценил действия церкви и государства, которые сделали все необходимое, чтобы помешать насилию. Текст заключения зачитала глава комитета по правам человека Эка Беселия:


"Комитет подчеркивает, что ни в одном из заявлений Патриархии Грузии, сделанных до 17 мая, не было призывов к насилию. Более того, Католикос-Патриарх сделал заявление, что церковь отмежевывается от насилия, он также публично раскритиковал духовных лиц за факты насилия... Министерство внутренних дел проявило максимальные усилия, благодаря которым стало возможным избежать фатального исхода и в ряде случаев защитить людей от насилия".

Присутствующие на заседании комитета духовные лица оценили заключение как объективное. Говорит отец Георгий:

"Любое духовное лицо имеет право выразить свою позицию. Конечно, было намерение провести мирную акцию, ни у кого не было цели оскорбить кого-то. В конкретном случае какой-то человек, к сожалению, не удержался".

Замминистра внутренних дел Леван Изория подчеркнул, что не было зафиксировано ни одного факта серьезных увечий участников акции против гомофобии. Поэтому он настаивает на том, что полиция обеспечила безопасность ее участников. С учетом полученного опыта, чиновник выступил с инициативой, чтобы в будущем дистанция между участниками акции и контракции была определена законодательно.

Однако именно та часть заключения комитета по правам человека, которую положительно оценили представители церкви и государства, стала предметом наибольшей критики со стороны правозащитников. Как заявила сегодня сотрудник Центра изучения и мониторинга прав человека Тамта Микеладзе, государство не обеспечило безопасного проведения акции. Эта позиция отражена в заключении Ассоциации молодых юристов, над которым Микеладзе работала, будучи сотрудником этой НПО:

"Мы указали, что государство не смогло разделить участников акции и контракции. Не были использованы технические барьеры, сотрудники правоохранительных органов не были снабжены специальными средствами".
В свою очередь, руководитель инициативной группы поддержки женщин Эка Агдгомелашвили указала на роль церкви в произошедшем:

"Одно – это заявления официальных институтов, которые были сделаны, а другое – мобилизация контр-демонстрантов, которая была совершена именно церковью".

Агдгомелашвили отметила, что священники лично участвовали в разгоне акции. И в качестве доказательства есть конкретные видео- и аудиоматериалы.

Удивило правозащитников и то, что в докладе нет деталей того, как разворачивались события 17 мая. Юрист НПО "Идентоба" Нино Болквадзе отметила, что речь в заключении идет о чем-то совершенно абстрактном. По ее мнению, заключение парламента не сможет предотвратить повторения насилия в будущем. Это заявление вызвало улыбку главы комитета Эки Беселия, которая отметила, что заключению парламента такое не под силу. Однако, как говорит Тамта Микеладзе, позиция парламента в данном случае могла быть решающей:

"Наше требование было, чтобы комитет сделал заключение в соответствии с правовыми стандартами, не руководствуясь примирительными аргументами. В комитете же говорили, что это будет приемлемое для всех сторон заключение. Думаю, что этот документ не должен быть приемлем для всех, он должен основываться на стандартах защиты прав человека".

Однако, как говорит Тамта Микеладзе, добиться такого соответствия парламентский комитет по правам человека так и не смог.
XS
SM
MD
LG