Accessibility links

Предвыборная кампания набирает обороты


Петрэ Мамрадзе предсказывает победу Маргвелашвили в первом же туре, если ничего особенного не произойдет, только потому, что он представлен Иванишвили

Петрэ Мамрадзе предсказывает победу Маргвелашвили в первом же туре, если ничего особенного не произойдет, только потому, что он представлен Иванишвили

ПРАГА---Тема нашего "Некруглого стола" – начало президентской кампании в Грузии. По Избирательному кодексу, с 1 июля, после назначения даты президентских выборов, в Грузии официально началась избирательная кампания. По закону избирательная кампания начинается с момента назначения выборов, и с этого дня все кандидаты в президенты пользуются одинаковыми правами. Сегодня гости рубрики – политологи из Тбилиси Петрэ Мамрадзе и Ника Читадзе.

Кети Бочоришвили: Батоно Ника, сегодня некоторые ваши коллеги уже заговорили о неизбежности второго тура президентских выборов. Как вы думаете, почему? Разве те кандидаты, которые уже заявили о себе, и предполагаемый кандидат от "Национального движения" могут составить конкуренцию Георгию Маргвелашвили? Я при этом ни в коем случае не умаляю их персональных достоинств, а всего лишь говорю о выгодных политических позициях.


Ника Читадзе: Согласно социологическому опросу, который был проведен во второй половине июня нынешнего года Национальным демократическим институтом США, рейтинг господина Маргвелашвили на данном этапе составляет 29%. В апреле нынешнего года, когда NDI также проводил социологические исследования, господин Маргвелашвили еще не был назван официальным кандидатом от "Грузинской мечты", тогда официальный кандидат от "Грузинской мечты" имел около 52% поддержки. Соответственно, мы должны признать, что на данном этапе поддержка представителя "Грузинской мечты" снизилась, хотя, с другой стороны, нужно признать тот факт, что господин Маргвелашвили находится на первом месте, и, я думаю, что есть большой шанс победить в президентских выборах именно Маргвелашвили. Но учитывая тот фактор, что его рейтинг составляет 29%, не исключено, что в Грузии впервые в истории президентских выборов может состояться второй тур, хотя, по моему мнению, преимущество и во втором туре, если он состоится, будет у Георгия Маргвелашвили, потому что его главным конкурентом является представитель "Национального движения", который имеет 10%-ную поддержку. Не исключено, что во втором туре другие кандидаты в президенты – Бурджанадзе, Зурабишвили и т.д. – буду призывать своих сторонников голосовать именно за Маргвелашвили.

Кети Бочоришвили: Как вы считаете, почему рейтинг Маргвелашвили упал?

Ника Читадзе: Рейтинг упал и у Маргвелашвили, и у "Грузинской мечты". На 17% снизилась численность тех представителей населения Грузии, которые говорят о том, что Грузия идет правильным путем. Только 45% населения Грузии, согласно социологическому опросу, думает о том, что Грузия идет в правильном направлении.

Кети Бочоришвили: Я спросила вас, в чем причины падения рейтинга?

Ника Читадзе: Главная причина в том, что люди ожидали, что "Грузинская мечта" начнет выполнять все те предвыборные обещания, которые касались социальной политики, в том числе снижения тарифов, вкладывания миллиарда долларов в фонд сельского хозяйства и т.д. Учитывая тот фактор, что в мае нынешнего года рост ВВП Грузии составлял 0%, я думаю, что растет разочарование многих сторонников "Грузинской мечты".

Кети Бочоришвили: Батоно Петрэ, вы с этим согласны?

Петрэ Мамрадзе: Я бы хотел напомнить, что по опросам NDI прошлого года перед выборами "Мечта" получила ровно в три раза больше, чем предсказывал NDI. Более того, NDI тогда предсказывал, что такие политики, как Инга Григолия, популярный диктор, и Георгий Таргамадзе были якобы гораздо более популярны, чем Иванишвили. Однако все получилось по-другому.

Кети Бочоришвили: То есть вы тоже в числе тех людей, которые выражают серьезные сомнения в результатах опросов NDI?

Петрэ Мамрадзе: Не потому что NDI недобросовестно действует, там гораздо более глубокие причины, ведь заполняют все это грузинские агентства, связанные непосредственно с "Национальным движением". Я напомню, что Грегори Минджек, один из основателей NDI, всемирно известный во всем мире, был в Тбилиси в прошлом году и дал свое известное интервью, в котором заявил, что, к сожалению, офис NDI в Тбилиси работает не на демократию, а непосредственно на "Национальное движение". Я хочу согласиться с тем, что, безусловно, была чрезмерная экспектация со стороны избирателей по отношению к "Мечте", Иванишвили и к тем обещаниям, которые давались. За 9 месяцев эта серьезная экспектация, конечно же, не была удовлетворена, и невооруженным глазом видно, что рейтинг не тот, который был даже у самого Иванишвили – голосовали на самом деле лично за него, ведь вошли в коалицию те партии, которые без фактора Иванишвили не преодолели бы даже барьер, а сейчас, благодаря ему, они занимают в парламенте ключевые позиции. Тем не менее я предсказываю, что если ничего особенного не произойдет, то Маргвелашвили, только потому, что он представлен Иванишвили, победит в первом же туре.

Что касается Бакрадзе, скажем прямо: это клятвопреступник, я его лично хорошо знаю многие годы. Это человек, который на номинальном посту председателя парламента верой и правдой служил садистскому режиму Саакашвили. Я могу привести много фактов, ведь наш парламент западные политологи и эксперты называли "резиновым штампом", которым Саакашвили штамповал все свои решения. Тут нет никаких шансов.

Кети Бочоришвили: При этом сегодня бурно говорят, что сама по себе кандидатура Георгия Маргвелашвили, при всем его авторитете и положительных человеческих качествах, не тянет на президентство, и получается, что он будет послушно выполнять волю Иванишвили. Но ведь это мы уже проходили, и это дурно попахивает. По-вашему, зачем это нужно премьеру?

Петрэ Мамрадзе: Я хорошо знаю Маргвелашвили, и это не тот человек, который будет выполнять чьи-либо желания. Он был советником и у Жвания, и у Бурджанадзе. Он оставил Бурджанадзе после того, как эта партия примкнула к "Национальному движению". Так что думать, что он будет под влиянием, не приходится. Другое дело – это очень важно, и об этом забывают, – что как только состоятся выборы президента в октябре, президент будет иметь гораздо меньше прав, чем до сих пор имел наш "просроченный" президент Саакашвили, срок которого на самом деле истек в январе сего года, а основные права переходят автоматически к премьеру. Кстати, Иванишвили опять напомнил всем, что он сразу же уйдет – это его личная мечта – из политики, как только уйдет с поста Саакашвили.

Кети Бочоришвили: Да, но он все-таки имеет возможность управлять государством, мы об этом говорили…

Петрэ Мамрадзе: Обычно так не бывает.

Кети Бочоришвили: Но если есть сильные фонды, то, наверное, можно.

Петрэ Мамрадзе: Конечно же, может. Зная лично Иванишвили, который не только совершенно бескорыстно потратил колоссальное состояние на Грузию, но и вопреки всем своим интересам самоотверженно вступил в политику, я очень надеюсь, что он полностью не уйдет.

Кети Бочоришвили: Ника, в этих выборах вопрос отношений с Россией и Западом остается практически ключевым. Маргвелашвили разделяет взгляды премьера и коалиции на развитие добрососедских отношений с Россией, не теряя при этом ориентации на Запад. Нино Бурджанадзе тоже известна своими отношениями с российской политической элитой. Разве что Саломэ Зурабишвили, которая обещает подтянуться к выборам, вряд ли изменит свои жесткие взгляды в этом вопросе. Ну, и кандидат от "националов", наверное, будет вполне предсказуем. Как вы думаете, какой обещает быть борьба между основными кандидатами в этом ключе?

Ника Читадзе: В этом случае, конечно же, взгляды основных кандидатов во время проведения предвыборной кампании на внешнеполитическую ориентацию Грузии будут совпадать (я имею в виду господина Маргвелашвили и, по всей вероятности, Бакрадзе от "Национального движения"), потому что и Маргвелашвили будет заявлять о том, что Грузия должна интегрироваться в Евросоюз, НАТО, и, разумеется, Бакрадзе обязательно будет придерживаться того же мнения. Что касается России, там позиции отличаются друг от друга, хотя и "Национальное движение" в этом случае не против проведения диалога с Российской Федерацией. Я думаю, что касается внешнеполитической ориентации Грузии, во время предвыборной кампании не будет противоречий между двумя основными кандидатами. Здесь разность позиций будет заключаться в других вопросах, которые касаются социальной, экономической политики. Мы знаем, что "Грузинская мечта" придерживается более левых взглядов в экономике Грузии, и, соответственно, на данном этапе в структуре бюджета примерно 25% приходится именно на социальные расходы. Что касается "Национального движения", то оно придерживается более правой ориентации направления экономической политики.

Кети Бочоришвили: Батоно Петрэ, не могу не адресовать тот же вопрос вам, т.к. вы известны тем, что всегда отдавали приоритеты отношениям с Россией.

Петрэ Мамрадзе: Я хочу напомнить, что генсек НАТО Расмуссен оценил готовность нового правительства улучшать отношения с Россией, как основное достижение на пути сближения Грузии с НАТО, ибо это необходимое условие вступления Грузии в альянс. Запад никогда не захочет иметь партнерства со страной, которая строит свои отношения на конфронтации с Россией. Об этом президент Обама заявил в Москве в 2009 году. Что касается населения Грузии, то тут более 80% за то, чтобы были восстановлены нормальные, добрососедские, дружественные отношения с Россией. Напомню, что в период правления Саакашвили в России оказалось не менее миллиона грузин, т.е. каждый четвертый, а Москва – второй город в мире по количеству грузин, значительно превосходящему население Кутаиси. Вот такая ситуация. Сейчас грузинская продукция вышла на российский рынок, идут разговоры о том, что заработают прямые рейсы в семь городов России. Так что я сторонник налаживания отношений из прагматических соображений. Это необходимо для развития грузинской государственности, благополучия грузинского народа, и это также необходимое условие для будущей интеграции Грузии в евроструктуры и для создания перспективы воссоединения Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG