Accessibility links

Архивариус старого Тбилиси


Когда я в Италии говорил, что я художник, отношение ко мне очень заметно менялось в лучшую сторону. Когда здесь говоришь, что художник, тебя спрашивают: "Ты где продаешь картины – на Сухом мосту или у канатки?

Когда я в Италии говорил, что я художник, отношение ко мне очень заметно менялось в лучшую сторону. Когда здесь говоришь, что художник, тебя спрашивают: "Ты где продаешь картины – на Сухом мосту или у канатки?

Джованни Вепхвадзе – один из самых известных художников современной Грузии. Его старый Тбилиси можно найти где угодно: на картинах, в иллюстрациях к книгам, на мозаичных стенах, на сувенирах-магнитах и в календарях. Очень часто обыватель даже не подозревает, что все эти картины созданы одним человеком с необычным для Грузии итальянским именем.

"Меня как-то спросили: "Почему я рисую старый Тбилиси?" Я ответил, что однажды наступит день – и он обязательно будет мрачным, – когда от старого Тбилиси ничего не останется. Люди опомнятся и захотят его восстановить. И тогда, может быть, они вытащат мои картины, и как когда-то по работам итальянского художника Джованни Антонио Каналетто возводили разрушенные во время Второй мировой войны Дрезден и Варшаву, так по моим работам будут восстанавливать и Тбилиси", – говорит Джованни.

Первоначально рисовать старый город для него было просто увлечением. Будучи студентом, он ходил по улочкам и делал наброски с полуразрушенных зданий. Некоторые элементы исчезнувших домов он заимствовал с фотографий начала прошлого столетия.


Для воссоздания атмосферы того времени Джованни говорил со стариками – они рассказывали ему о некоторых праздниках и традициях, которые тоже канули в лету с установлением в Грузии Советской власти. В своих картинах он вдыхал в них новую жизнь.


У Тбилиси, говорит художник, был собственный, свойственный только ему архитектурный стиль. Это было бурным смешением несовместимых элементов самых разных культур и эпох. Вот как, по словам Джованни, в первой половине XIX века создавался один из самых старых районов столицы – Мейдан:

"Когда подрядчик приходил к заказчику, он приносил с собой альбом. Заказчик, как правило, совершенно не разбирался в архитектуре, листал альбом и говорил, что хочет вот такой балкон, а он деревянный, вот такое окно, а оно в арабском стиле, вот такой портал, а он в стиле классицизма… И вот так получалась эклектика. Так что, то, что мы привыкли называть старым Тбилиси, – это смесь европейского и восточного стилей".

Создавая картину, Джованни не претендует на абсолютную историческую точность. Архитектурное разнообразие прошлого этого города дает ему пространство, чтобы дорисовывать в воображении элементы старого, исчезнувшего облика столицы, не нарушая основных законов градостроительства.

Каково же бывает удивление Джованни, когда придуманные им дома появляются на работах его коллег:

Тифлис. Авлабарский мост

Тифлис. Авлабарский мост


"Сначала я даже злился: почему кто-то под меня работает и делает копии с моих работ! А потом подумал: ну, пускай делают, я же сам выдумываю эти пейзажи, и когда их перерисовывают, мои фантазии получают своего рода легитимацию. Выходит, я не просто их писал, они на самом деле существуют!" – улыбается художник.

Его картины старого Тбилиси покупают с большим удовольствием. Их, по его словам, можно найти на всех континентах планеты, кроме Южной Америки, Африки и, конечно, Антарктиды. Никакой другой жанр в Грузии не пользуется таким спросом. Местные жители уже давно перестали покупать натюрморты и заказывать портреты, они приобретают картины с видами старого города в основном только в подарок или в качестве сувенира для зарубежных гостей. Охотно покупают их и туристы.

"Когда я в Италии говорил, что я художник, отношение ко мне очень заметно менялось в лучшую сторону. Когда здесь говоришь, что художник, тебя спрашивают: "Ты где продаешь картины – на Сухом мосту или у канатки?" Пока не будет должного отношения к людям моей профессии, уверяю вас, уровень исполнения картин будет низким".

Мой Тифлис и Пиросмани

Мой Тифлис и Пиросмани


А Джованни, как потомственный художник, хорошо знает о другом времени. Его дед был в числе фаворитов Лаврентия Берия, а отцу довелось оказаться в числе тех немногих художников, которых пригласили рисовать портрет Иосифа Сталина в день его похорон.

Тогда изобразительное искусство в Грузии процветало. Работа художников высоко ценилась и хорошо оплачивалась. Сегодня все не так.

"Мой сын, например, стал художником, до 27 лет не посетив ни одного нормального музея! Он рос на интернете, ну что это такое?! Поэтому у картин, может, плотность не та!" – возмущается Джованни.

Грузинские художники, по его словам, вынуждены рисовать исключительно для продажи на улице еще и потому, что выставлять здесь картины уже негде. Несколько лет назад единственную крупную выставочную галерею столицы передали Государственному музею имени Джанашия, после чего по непонятным причинам грузинские художники остались без выставочного зала с правильным светом, говорит Джованни. А на то, чтобы организовать показ работ в частной галерее, нужны немалые деньги или богатый спонсор.

Зима в старом Тбилиси

Зима в старом Тбилиси


"Когда пришли к Вермееру Дельфтскому – у него была лавка, где он продавал чужие картины, – его спросили: "А почему у вас нет ни одной работы Вермеера?" Он ответил: "Я не настолько богат, чтобы позволить себе роскошь иметь Вермеера", – смеется Джованни.

На стенах его просторной квартиры в центре города нет свободного места – все завешано картинами Джованни, его деда и сына. Среди представленных там работ много натюрмортов и портретов. Это те картины, которые пока не нашли себе хозяина.

Джованни надеется, что это все же временное явление. Он верит, что когда-нибудь в правительстве поймут, что развитие изобразительного искусства возможно только с их поддержки, и примутся хотя бы за возрождение былой славы Академии художеств. В противном случае в Грузии будет процветать ширпотреб.

Тифлисский трактир

Тифлисский трактир


Это счастье, говорит Джованни, когда твое искусство позволяет совмещать приятное с полезным:

"Когда я рисую старый Тбилиси, я закрываю глаза и представляю, как я там хожу, как кто-то выходит из дома, что-то делает... Если бы случилось чудо, и я бы туда на самом деле попал, я бы чувствовал себя очень вольготно, "в своей тарелке". Я даже знал бы, куда пойти и с кем поговорить..."

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG