Accessibility links

Время собирать камни


Ахсар Калагов родился и вырос в Казбегском районе Грузии, в Трусовском ущелье: его детство прошло в селении Тъеп среди суровой природы в окружении неприступных скал

Ахсар Калагов родился и вырос в Казбегском районе Грузии, в Трусовском ущелье: его детство прошло в селении Тъеп среди суровой природы в окружении неприступных скал

Художник и коллекционер камней Ахсар Калагов соединил в своем творчестве эти два увлечения – он создает картины из камней, которые ищет в различных горных ущельях Северного Кавказа. Как говорит Калагов, время собирать камни пришло для него с самого раннего детства, которое он провел в Трусовском ущелье, в родовом селении у истока реки Терек.

Ахсар Калагов родился и вырос в Казбегском районе Грузии, в Трусовском ущелье. Здесь издревле жили осетины. Детство Ахсара прошло в селении Тъеп среди суровой природы в окружении неприступных скал. Как рассказывает Ахсар, интерес к камням к нему пришел еще в детстве. Он отбирал камни по цвету, узору... Постепенно на лужайке перед их домом стали появляться каменные цветочные клумбы, фигурки зверей...

"Наверное, с детства и полюбил камень. Дед, проживший 104 года, был "дзуары лаг" – жрецом местного святилища, много мне рассказывал историй. Меня всегда удивляло, как возникали эти высокие башни, крепости на скалах, на вершинах гор. Дед объяснял, что эти башни строили люди, к которым камень сам шел. Люди владели техникой обработки камней и постройки".


По словам Ахсара Калагова, в селении Тъеп жили только представители их фамилии. Окрестную горную территорию сельчане называли родовыми землями Калаговых. Именно здесь начинается река Терек. Согласно местной легенде, река была названа в честь местного охотника Терка Калагова, чья сакля была расположена у самого истока горной реки. Ахсар Калагов поясняет, что соседство аула Тъеп и реки Терек нашло отражение в местной архитектуре, ей присущ особенный, неповторимый колорит. Родовые башни здесь инкрустированы камнями с изображением таинственных надписей и рисунков, секреты которых еще не разгаданы учеными. Говорит Ахсар Калагов:

"В Осетии башни строят в основном из скальной породы, а у нас в селении использовали еще и речные камни при строительстве. Речной камень от скальной породы отличается. У него свой рисунок, налет. Они гладкие, отполированы водой, очень прочные. Но в строительстве башенных комплексов их использовали, скорее всего, как элемент декора, для красоты, потому что речной камень круглый, и среди прямоугольных скальных пород он неуютно себя будет чувствовать. Например, стены башни украшают по очередности камни коричневого, серого оттенка, затем зеленого цвета, а за ними выстраивается ряд кварцевых – белых, желтых. Строители понимали, что камень не только для фортификационных укреплений предназначен".

– Трусовское ущелье в 20-е годы прошлого века стало частью Грузии. Вы, в отличие от своих предков, уже родились в Казбегском районе, но получили образование во Владикавказе. Работали тоже в Северной Осетии?

Ахсар Калагов: Да, каждый год я ездил в горы, в свой родовой дом. Но потом грузинские власти нас перестали пускать. Наши дома опустели. Мы не можем вернуться... Может быть, новые власти изменят отношение к осетинам в лучшую сторону. Что мы хотим? Мы хотим свободный доступ в свои дома на свою историческую родину. Никаких плохих намерений у нас нет. Даже во время конфликтов мы мирно жили с грузинами.

Отрезанный от родного очага, Ахсар стал изучать осетинские горы и ущелья. Отражение в его творчестве находят в основном национальные осетинские символы – изображение снежного барса на фоне семи снежных горных вершин, трехцветный осетинский флаг...

Ахсар показывает мне на свою картину с изображением аланского зиккурата – святилища в селение Енцо в Южной Осетии.

"Я использовал вулканические и речные кварцевые камни: кальциды, кварциды, деобаз – вулканическся порода, вот здесь хрусталь, это осадочная порода, а это хальцеперид, – перечисляет Ахсар. – Само изображение зиккурата сделал из зеленого кварца, очень редкий камень. Он у меня один. Я стараюсь использовать редкие камни только для изображения святынь и национальной символики", – поясняет Ахсар.

Камень для своего творчества Ахсар выбрал потому, что считает, что он обладает очищающими и целебными свойствами, энергетикой и магнитным полем. В каждом из ущелий Осетии преобладает свой цвет камня. В Куртатинском ущелье встречаются дымчато-фиолетовые, зеленоватые камни – в Дарьяльском ущелье, в Дигорском ущелье – розоватые. Вода, минеральные источники придают цвет камню. По словам Ахсара Калагова, на его родине, в Трусовском ущелье, местность богата уникальными камнями, поскольку Тъеп расположен прямо у подножия горы Казбек, вулкан обогатил окрестности бесценными дарами.

"Самые крупные хрустали и кварцы я находил в Трусовском ущелье – вот, например, этот хрусталь, похожий на цветок".

Ахсар Калагов уверен, что в его творчестве ему помогает природа, а, может быть, даже и духи гор.

"Eсли говорить о волшебных силах, то я всегда нахожу то, что ищу. Мне как будто определенные камни подкидывают, на пути ставят. За каждую находку я благодарю Всевышнего", – удивляется Ахсар Калагов.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG