Accessibility links

В последнее время ситуация в российско-армянских двусторонних отношениях все чаще попадает в фокус внимания политиков, экспертов и журналистов. До недавнего времени Ереван считался последовательным союзником Москвы не только на Южном Кавказе, но и на всем постсоветском пространстве. Однако судя по тональности многих сегодняшних выступлений, отношения двух государств трудно назвать идеальными. Насколько далеко может зайти охлаждение между Россией и Арменией? И чем оно чревато для безопасности региона, и без того перегруженного острыми проблемами?

Не успели стихнуть страсти по поводу оружейной сделки между Россией и Азербайджаном и повышения цены на поставляемый в Армению российский газ, как возникло новое ЧП. На первый взгляд, далекое от внешнеполитической тематики. В результате дорожно-транспортного происшествия в подмосковном Подольске погибло 18 человек, а обвиняемым оказался гражданин Армении Грачья Арутюнян. Эта трагическая история стала поводом для акции протеста в Ереване. По мнению ее организаторов и участников, в "деле Арутюняна", а также в его освещении российскими СМИ, был сделан чрезмерный акцент на национальности обвиняемого.


Как бы то ни было, а споры о том, кто из союзников более верен былой дружбе и договоренностям, а кто ведет двойные игры, продолжаются. Заметим при этом, что орудия главного калибра российской и армянской политики пока что не вступили в дело. Дискуссии ведутся на более низких уровнях, однако жестких и безапелляционных заявлений с двух сторон накоплено достаточно. Вместе с тем не стоит сбрасывать со счетов, что и в РФ, и в Армении государство весьма активно в проведении информационной политики. И трудно себе представить, что первые лица в Москве и в Ереване ничего не знают про ведущийся обмен уколами.

Долгие годы российско-армянские отношения рассматривались едва ли не как пример прочной и непорочной дружбы. В самом деле, российские военные и пограничники участвуют в обеспечении национальной безопасности Армении. РФ – член Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию, имеющий к тому же и собственные возможности для ведения переговорного процесса. Бизнес-присутствие России в Армении также впечатляет. Только за прошлый год российские инвестиции составили половину от всего объема иностранного инвестирования в республику.

В этой связи сегодняшние споры стратегических союзников многим кажутся неприятным сюрпризом. Между тем и в прежние времена между ними возникали определенные разночтения, которые прорывались и в публичную сферу. В формате комментария все эти истории невозможно подробно вспоминать и описывать. Зафиксируем лишь круг тех проблем, по которым у Еревана и Москвы не было согласия. И забегая вперед, скажем, что вряд ли будет даже в отдаленной перспективе. Во-первых, это сотрудничество РФ с Азербайджаном и в меньшей степени с Турцией. Нагорно-карабахский конфликт – это ведь не только прямое противоборство двух кавказских республик. Это и их борьба на дипломатических фронтах за расположение и России, и Запада. Отсюда следует во-вторых. Российско-армянскому сотрудничеству приходится время от времени проходить проверку со стороны НАТО, США и Европейского Союза. И если Ереван крайне ревностно относится к любым контактам Москвы с Баку (не только по части вооружений, но даже из-за визитов официальных лиц в прикаспийскую республику и их выступлений там), то Кремль опасается усиления американо-европейского влияния на Кавказе. До сих пор это влияние было намного меньшим в случае с Арменией. Однако сам Ереван хотел бы дополнить свою военно-политическую и экономическую кооперацию с РФ взаимоотношениями с Западом. Именно поэтому Армения последовательно принимала участие в таких патронируемых ЕС проектах, как "Европейская политика соседства" и "Восточное партнерство". В-третьих, у Еревана и Москвы разные взгляды на отношения с Грузией. В этой связи можно вспомнить, какую информационную волну подняло награждение Михаила Саакашвили армянским национальным орденом.

Однако летом 2013 года многие из перечисленных выше проблем сошлись в общей точке, практически совпали по времени. Здесь и повышение цены на российский газ, и информация об оружейной сделке, и предстоящий саммит Восточного партнерства не где-нибудь, а в литовской столице Вильнюсе, где ожидается парафирование соглашения об ассоциации с ЕС. Как следствие, количество переросло в качество. Правда, качество ведь далеко не всегда означает позитивные изменения.

Сегодня говорить о полном охлаждении двусторонних отношений не представляется возможным. Слишком велики взаимные интересы сторон. ЕС не обладает военно-политическими инструментами для замещения той функции, которую Россия осуществляет сегодня. Более того, будучи вовлеченной в совместные энергетические проекты с Азербайджаном, Европа не пойдет на провоцирование противоречий с Баку. С другой стороны, у России нигде на Южном Кавказе нет военных баз, кроме Армении. Утрата же прежнего влияния чревата пересмотром статус-кво вокруг Нагорного Карабаха, что создает дополнительные риски для России. Более того, и для Евросоюза такое изменение не слишком интересно, ибо ставит под удар стабильность в Армении, не говоря уже про территорию его энергетического партнера Азербайджана. Да и США, уже имея вызовы на Ближнем Востоке и в Афганистане, вряд ли придут в восторг от ломки существующего порядка в Закавказье.

Однако тональность российско-армянской дискуссии, день ото дня умножающая нервозность и взаимные фобии, создает негативный фон. Он затрудняет развязывание образовавшегося узла. Между тем такая операция крайне важна и для Москвы, и для Еревана. Самым оптимальным выходом было бы признание того, что союзничество не означает полного тождества интересов, а двусторонняя повестка не может сводиться к дипломатии здравиц и тостов. Она требует сложного и кропотливого согласования и просчета последствий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG