Accessibility links

Жертва государственности


Российские пограничники, устанавливая разграничительную линию, разделили смешанное осетино-грузинское село Арцев, в результате чего Замира Казиева и ее семья оказались за пределами республики

Российские пограничники, устанавливая разграничительную линию, разделили смешанное осетино-грузинское село Арцев, в результате чего Замира Казиева и ее семья оказались за пределами республики

Российские пограничники, устанавливая разграничительную линию, разделили смешанное осетино-грузинское село Арцев, в результате чего жительница этого села Замира Казиева и ее семья оказались за пределами республики. Из-за этого она вынуждена постоянно нарушать пограничный режим, пробираясь тропами в югосетинскую часть села. Она говорит, что никто пока не заинтересовался непростым положением ее семьи, и без того пострадавшей от грузино-осетинского конфликта.

Село Арцев Цхинвальского района Южной Осетии относится к тем селам, которые больше других страдали от конфликта на протяжении многих лет, фактически начиная с конца 80-х годов прошлого века. Жительницу села Замиру Казиеву война не обошла стороной. Дом сжигали, скот угоняли. Но это все наживное, говорит она, а вот жизнь не вернуть. Она имеет в виду убитого брата своего мужа.


Замира Казиева родилась в селе Гоятыкау, расположенном неподалеку от Арцева. Сюда переехала, выйдя замуж почти 50 лет назад. Вместе со своим мужем пережила все ужасы войны. А сейчас ее дом оказался... в Грузии. Это произошло после работ по обустройству границы, которые проводят российские пограничники. Год назад здесь протянули колючую проволоку. Говорит Замира Казиева:

"А сейчас нас выбросили, говорят, это Грузия. Откуда Грузия? Спросите всех стариков, да вот хоть ту старую женщину, все говорят, что это всегда было Осетией. Вот так сейчас мы и заперты там. Пусть поднимут свои будки, отнесут их и поставят за моим домом".

Замире не надо объяснять необходимость охраняемой границы. Ей пришлось претерпеть семь бед из-за набегов со стороны Грузии. Марика Дудаева, тоже уроженца этого села, похитили прямо отсюда, потом приговорили к длительному сроку в Грузии. И с 2008 года это прекратилось, говорит Замира. Но ведь ко всему надо подходить с умом. Она показывает мне свой паспорт гражданина Южной Осетии, в графе "прописка" указано село Арцев. Паспорт ей приходится брать с собой всегда, когда она переходит на "другую сторону". А вдруг арестуют? Она еще не попалась ни разу, несмотря на то, что нарушает границу регулярно:

"Через каждые два дня приходится перебираться сюда. По делам, когда нужно что-то, повидать кого или дела в сельсовете. Вот на праздничный пир Марика Дудаева приходила, когда его из тюрьмы выпустили. Так и сижу до вечера, потом, когда темнеет, прокрадываюсь. Или утром рано, в половине седьмого. Но в это время люди пока спят, зачем мне идти?"

Поначалу, когда протянули проволоку, еще можно было переходить относительно свободно, но сейчас все стало гораздо сложнее. У Замиры четверо детей, трое из них живут в Северной Осетии. Но сын, когда приезжал в последний раз, даже не смог больного отца повидать. Замира не разрешила ему рисковать – переходить на ту сторону.

О своих проблемах Замира рассказала и на заседании круглого стола, которое провел в минувшую пятницу в селе Арцев медиа-центр "ИР". Заодно она показала участникам мероприятия и свои носки, облепленные колючками – при этом самих носков не было видно. У многих участников дома остались за проволокой, они сейчас перебрались на югоосетинскую сторону. У Замиры же нет ни желания, ни возможности следовать их примеру. Сколько еще ей предстоит собирать колючки на пограничной полосе в районе села Арцев, не знает, похоже, никто. И никто пока не собирается решать ее вопрос.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG