Accessibility links

Уничтожить нельзя сохранить


Всего, по оценкам правоохранителей, в обнаруженных архивах содержится до 24 тысяч файлов, содержащих материалы конфиденциального характера

Всего, по оценкам правоохранителей, в обнаруженных архивах содержится до 24 тысяч файлов, содержащих материалы конфиденциального характера

Властям Грузии необходимо начать процесс уничтожения архива с записями, компрометирующими граждан страны. Спецпредставитель Евросоюза Томас Хаммарберг разработал ряд рекомендаций, как именно должен быть уничтожен архив, собранный во время правления "Национального движения", и какие материалы можно сохранить.

Спецпредставитель Евросоюза по вопросам прав человека в Грузии Томас Хаммарберг направил грузинскому правительству 12-страничный документ с рекомендациями по архиву аудио- и видеокомпроматов, обнаруженному грузинскими силовиками. В архиве собраны записи различного характера, в том числе и сцены из интимной жизни грузинских политиков и других публичных фигур. Томас Хаммарберг считает, что право на тайну личной жизни стоит превыше любых интересов, и настоятельно советует грузинским силовикам уничтожить записи.


То же касается и записей, запечатлевших издевательства над заключенными или подозреваемыми в преступлениях, в том числе и сцены сексуального насилия. Часть этих пленок была представлена общественности на специальном закрытом показе в МВД. Хаммарберг выступает против любого обнародования таких записей и считает возможным сохранить их только для использования в качестве улик по уголовным делам, связанным с пытками или самим фактом нелегальной записи. После закрытия дел все пленки тоже необходимо уничтожить, считает спецпредставитель. При этом, если возникнет конфликт интересов следствия с раскрытием тайны личной жизни, предпочтение следует отдавать именно последнему.

Хаммарберг считает возможным перед уничтожением записей ознакомить с ними членов специальной комиссии, которые в случае необходимости могли бы подтвердить существование этих записей без их обнародования. Предлагает Хаммарберг и другой вариант: оставить нетронутой только одну запись из архива, как пример всех остальных материалов.

Рекомендации Хаммарберга в целом одобрили в грузинском парламенте. "Грузинская мечта" тоже заявила о недопустимости вмешательства в личную жизнь граждан, однако, по словам депутата от большинства Гедевана Попхадзе, не все так просто:

"Проблема в том, что файлов очень много – их необходимо рассортировать и определить, какие из них представляют интерес для суда, а какие – просто отражают личную жизнь людей (не содержат фактов криминала) и подлежат уничтожению (без всяких условий). Необходимо также определить, у кого будет доступ к материалу и право отбора записей".

Однако в "Грузинской мечте" есть и те, кто поддерживает рекомендации спецпредставителя без всяких оговорок. Вот мнение другого депутата от большинства Зураба Ткемаладзе:

"Ни в коем случае нельзя хранить эти записи. Этот, простите за выражение, маразм не надо демонстрировать ни членам комиссии, ни обществу".

Специальная комиссия, о которой говорили Хаммарберг и Ткемаладзе, была создана спустя короткое время после сообщения о существовании архива с материалами слежки. В нее вошли представители неправительственного сектора, в том числе и исполнительный директор грузинского офиса Transparency International Эка Гигаури. Она считает рекомендации спецпредставителя обоснованными и советует к ним прислушаться:

"В нашей комиссии были разногласия по поводу архива, именно поэтому было принято решение обратиться за советом к Томасу Хаммарбергу. Я считаю, что его рекомендации должны быть учтены. Понятно, что они не могут носить обязательный характер, но с самого начала мы (в комиссии) договорились выполнить его советы".

Несмотря на эту договоренность, некоторых членов комиссии все еще одолевают сомнения по поводу рекомендаций. Эксперт Каха Кахишвили, например, не понимает, почему европейский правозащитник считает возможным оставить одну запись, как пример остальных:

"Если эта одна запись может стать уликой в деле, то почему все остальные не могут? Мне непонятно, по каким критериям можно будет отобрать эту запись – выбрать человека, конфиденциальность личной жизни которого будет нарушена?"

С необходимостью уничтожить архив согласна и оппозиция, хотя эти записи были сделаны именно тогда, когда она находилась у власти. Сегодняшнее меньшинство в парламенте считает, что уничтожение записей предотвратит возможность шантажа тех лиц, за которыми велась слежка. А такие случаи уже есть – бывший замминистра внутренних дел Гела Хведелидзе был осужден за распространение кадров личной жизни журналиста Георгия Паресашвили.

Всего, по оценкам правоохранителей, в обнаруженных архивах содержится до 24 тысяч файлов, содержащих материалы конфиденциального характера.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG