Accessibility links

"Престиж сельского хозяйства мы уронили искусственно"


Ближайшие десятилетия покажут, вернется ли в Абхазии в XXI веке сельскохозяйственное производство к привычным отраслям века XX

Ближайшие десятилетия покажут, вернется ли в Абхазии в XXI веке сельскохозяйственное производство к привычным отраслям века XX

В советское время отмечалось, что характерной чертой экономики Абхазии является высокий удельный вес сельского хозяйства, что объяснимо исключительно благоприятными природно-географическими предпосылками для его развития. Главными отраслями нашего субтропического сельского хозяйства были чаеводство (главным образом, в Гальском, Очамчырском и Гудаутском районах) и цитрусоводство, дававшие в 80-е годы по 100 тысяч тонн продукции ежегодно, табаководство (7 тысяч тонн), виноградарство (5 тысяч тонн), кукурузоводство. В меньшей мере, но было развито и общественное животноводство: 14 тысяч тонн мясомолочной продукции, 11 млн штук яиц в год. В настоящее время из всего этого сохранилось разве что цитрусоводство, хотя производство тут уменьшилось многократно. Правда, в последние годы предпринимаются шаги по возрождению виноградарства. Активно закладываются фруктовые насаждения.


Но в обществе нет единства по поводу того, какие отрасли есть смысл возрождать, а какие нет. Обратите внимание, что ведущие отрасли растениеводства – табаководство, чаеводство и цитрусоводство, а также выращивание эфироносов, тунга сформировались в Абхазии только в прошлом веке. Причем все, кроме табаководства, – в советское время. А тогда решения принимались партийно-советскими органами и обсуждению не подлежали... Сегодня тунговодство отпало само собой: насколько знаю, ученые нашли замену сырья для химической промышленности, которое производилось из плодов тунга. А вот насчет табаководства и особенно чаеводства и в СМИ, и в блогосфере давно идут активные дискуссии. Поборников табаководства, пожалуй, меньше – не только потому, что "курить – здоровью вредить", но и поскольку это очень трудоемкая отрасль и охотников выращивать табак сейчас у нас стало мало. Что касается чая, то главным аргументом против является то, что уже одни только природно-климатические условия не дают возможности выращивать его здесь конкурентоспособным индийскому, цейлонскому (в советские времена на это закрывали глаза и экономили на импорте). Правда, недавно я видел телерепортаж по одному из российских телеканалов, где сочинские чаеводы хвастались особым ароматом своей продукции, которую они как бренд собираются поставлять к Олимпийским играм 2014 года, а это ведь еще севернее...

Нынешний президент Абхазии не скрывал и не скрывает своего мнения о чаеводстве как о бесперспективной у нас отрасли. И вот тут возникают две любопытные коллизии. Во-первых, в результате политизации этого вопроса все политические противники Александра Анкваба, заметил я, как правило, активно высказываются в поддержку возрождения чаеводства (и критикуют взятый им курс на развитие садового плодоводства, одной из исконных наряду с виноградарством отраслей нашего растениеводства), а сторонники разделяют его позицию. А, во-вторых, приходит в голову естественный вопрос: как быть нашему бедному сельскому хозяйству, если следующим президентом станет активный поборник чаеводства? Впрочем, наши чайные плантации в основной своей массе уже состарились, и в случае чего пришлось бы закладывать новые...

И вот на днях я решил поговорить обо всем этом со своим старым знакомым Патико Багратовичем Аланом – кандидатом сельскохозяйственных наук, доцентом Абхазского госуниверситета, который недавно отметил 55-летие своей трудовой, научной и педагогической деятельности. К счастью, он человек – вне политики, и потому его политические пристрастия не будут, подумал я, влиять на его мнение. А еще он – человек поистине влюбленный в землю и готовый говорить о сельском хозяйстве часами.

Начал Патико Багратович, родившийся в крестьянской семье в селе Агубедия, со своей излюбленной цитаты из Жан-Жака Руссо: "Единственное средство держать государство в состоянии независимости – это сельское хозяйство. Если нечем кормить свой народ, вы зависите от других". Конечно, со времен Руссо прошло почти триста лет и многое в мире изменилось, но мысль эта в значительной мере актуальна и сейчас. Вспомнить хотя бы, что во времена блокады второй половины 90-х со стороны стран СНГ именно сельское хозяйство помогало населению Абхазии выживать – на кукурузе, фасоли, сыре... Но по всем приметам престиж сельскохозяйственного труда у нас нынче, мягко говоря, невелик. Так ли это, спросил я у Патико Багратовича:

"Сейчас тяга к сельскому хозяйству, если сказать одним словом, конечно, уменьшилась. Уменьшилась среди молодежи. Хотя есть... Вот я преподаю в университете, знаю… Но сравнения нет, конечно, с моим поколением. Почему? Потому что престиж сельского хозяйства мы уронили искусственно. В свое время, вы хорошо знаете, были такие высказывания властных людей, что развивать сельское хозяйство в Абхазии нет особой надобности, мы будем развивать курортно-туристическую сферу и транспортную инфраструктуру..."

"Ну, прямых таких призывов сворачивать сельхозпроизводство я, по правде говоря, не слышал... Но и делалось очень мало. Хотя в иные периоды лучше бы вообще ничего не делалось... Вот, помните, был у нас один премьер-министр, который вызвал большое недовольство в селе и надолго отбил у крестьян желание заниматься чаеводством? Он вообще-то всю жизнь до этого работал в юриспруденции, но, став премьером, больше всего говорил про сельское хозяйство. За собранный чайный лист расплатиться государство тогда не смогло, потому что реализовать его в России не удалось. Так зачем же нам снова наступать на те же грабли? Вот мандарины наши пойдут, сколько их за Псоу ни вывези, потому что они пользуются реальным спросом... Создали у нас в свое время госкомпанию "Абхазчай", и где результат?"

"Абхазчай" создали, дали им сто миллионов рублей. Это слова президента, – говорит Патико Алан. – И ничего они не сделали. Купили там себе имущество и так далее... Так кто в этом виноват? Не они виноваты, а государство виновато. Вы же прекрасно помните: в советское время кто бы просто так дал вам деньги? Нет, отчитался за первую тысячу – вторую тысячу бери, отчитался за вторую – третью. Надо было рассчитать..."

Возможно, Патико Багратович, как и многие люди его поколения, идеализирует советские времена. Ведь факт и другое – сколько, например, натуральной кожи перевел в свое время Сухумский кожобувной комбинат на обувь, которая потом годами пылилась никому не нужная на складах? Главное было – план... С другой стороны, наверное, он знает, что говорит про "Абхазчай". Чем-то это напоминает историю с так и не возвращенными миллионными кредитами, которые щедро раздавались в те же годы, и на которые первым делом покупались крутые тачки...

Ну, а чаеводство... Говорят, кое у кого из частников получается неплохой чай. Ну и пусть себе выращивают, перерабатывают. Снова же вбухивать туда миллионы государству, мне кажется, смысла нет.

Это мой взгляд. Патико Алан же стоит за возрождение и чаеводства, и табаководства, и животноводства... Ну, что ж, ближайшие десятилетия покажут, вернется ли у нас в XXI веке сельскохозяйственное производство к привычным отраслям века XX.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG