Accessibility links

Приближаются выборы, и впервые за долгие годы никто не называет их последним и решительным боем за спасение Грузии. Отношение к ним не в пример спокойное, местами флегматичное, и политические комментаторы, привыкшие живописать выборы как локальный Армагеддон, страдают от безразличия аудитории.

Раньше было проще: в правом углу ринга в белых трусах Добро, в левом углу, соответственно, – Зло, в черных трусах с кровавым подбоем. Экспериментально доказано, что четкая биполярность является лучшим средством разводки грузинского электората. Но на сей раз между черным и белым появились полутона, цветные пятна, многозначность и неопределенность. Вместе с тем избиратель получил возможность спокойно подумать, не чувствуя себя ополченцем, который в едином строю должен немедля идти вглубь Мордора и гневно бить Саурону морду. Так сложилось, что Мордор уже не тот, Саурон уже не ах, да и, вообще, ситуация под контролем.


Бидзина Иванишвили, который, кстати, принимал непосредственное участие в разработке хрестоматийной комбинации с Ельциным и Лебедем на президентских выборах 1996 года в России, скорее всего, играет не одной, а несколькими фигурами, тем более что в нынешней ситуации он может позволить себе небольшие эксперименты. Все больше радикально настроенных избирателей "Грузинской мечты" открыто выказывают свои симпатии Нино Бурджанадзе, а он и в ус не дует, более того, целым рядом заявлений словно подталкивает их к этому. Некоторые эксперты (как-то уж очень одновременно) заговорили о заметном росте ее рейтинга, уверенном втором месте и возможном выходе во второй тур. А кто сказал, что Иванишвили это невыгодно? Стремится ли он к тому, чтобы кандидат правящей коалиции Маргвелашвили набрал максимальное количество голосов или попутно решает иные стратегические задачи?

К Бурджанадзе сегодня тянутся те, кто желает видеть лидеров "Национального движения" если не висящими на фонарях, то перемещенными из политики в места лишения свободы, те, кому ненавистна сама мысль о сосуществовании с "националами". А также консерваторы и традиционалисты всевозможных оттенков, верящие, что при государыне-матушке гей-парадов уж точно не будет; ну, и, конечно, избиратели, мечтающие о самом тесном сближении с Россией. Кристаллизация этой массы в предвыборный период создаст фундамент для нового оппозиционного объединения, и если Бурджанадзе на выборах добьется серьезных успехов, она его и возглавит. Эта оппозиция займет фланг противоположный "националам", отбалансировав всю систему, и попутно похоронит иллюзии о биполярной модели, формирования которой Иванишвили ни за что не допустит. А что, звучит неплохо: по бокам буйные радикалы и максималисты, а посередине он, весь в белом, умеренный и неторопливый – разводящий, как говорят в определенных кругах.

Сможет ли Бурджанадзе победить на выборах? Чуда, скорее всего, не произойдет, хотя с технической точки зрения оно возможно. Но она, безусловно, может завоевать серебряную медаль, что станет очень неприятным сюрпризом для "националов".

Вероятно, впервые в истории выборов такое количество кандидатов столь страстно желает занять второе место. Почему-то считается, что это автоматически сделает его партию "главной оппозиционной силой страны", несмотря на то, что такого статуса не существует в природе, и его никогда не признают конкуренты-оппозиционеры. Есть в борьбе за этот мифический титул что-то от радостного крика Гюльчатай из "Белого солнца пустыни": "Господин назначил меня любимой женой!", вернее, от предвкушения этой несказанной радости. А что еще делать в ситуации, когда даже 15% голосов будут считаться хорошим результатом для любого оппозиционного кандидата.

Может возникнуть вопрос: зачем вообще рассуждать об этих выборах с заранее предрешенным результатом, тем более что полномочия президента будут ограничены, как словарный запас грузинских футбольных комментаторов. Но они очень важны: во-первых, после стольких фальсификаций наконец-то появилась возможность установить стандарты честности и прозрачности, а во-вторых, как бы странно это не прозвучало, избиратели хотя бы отчасти начали воспринимать выборы как выборы, а не как акт революционной борьбы или священную битву с легионами Зла, что весьма существенно для развития демократии. Это необходимая прелюдия к выборам в органы местного самоуправления, которые будут проходить уже без явных фаворитов, а, возможно, и к внеочередным парламентским выборам. Психологические результаты в данном случае намного важней политических – Грузии, прежде всего, необходим спокойный и в меру возможностей рациональный избиратель, а остальное вторично.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG