Accessibility links

Все плохое перемелется, как зерна в кофемолке...


Местечко, где продается кофе, на рынке легко найти по аромату свежемолотых зерен: продавцы бодрящего напитка обычно не занимают много места

Местечко, где продается кофе, на рынке легко найти по аромату свежемолотых зерен: продавцы бодрящего напитка обычно не занимают много места

В Грузии большой популярностью пользуется кофе "кустарного" помола – почти на всех крупных рынках Грузии можно встретить продавца, который тут же, на глазах у покупателя, перемелет зерна в кофемолке, собранной вручную. Такой кофе любят и жители Рустави.

Местечко, где продается кофе, на рынке легко найти по аромату свежемолотых зерен. Продавцы бодрящего напитка обычно не занимают много места: полочки с маленькими контейнерами, наполненными зернами кофе разных оттенков, и стоящая рядом кофемолка – в основном это "оголенный" мотор среднего размера, на который водружена металлическая воронка – вот и весь нехитрый скарб. Нигде не видно рекламных баннеров известных производителей кофе.

"А для чего? Рекламой для нас служит аромат", – с улыбкой говорит Кето, которая уже больше года продает кофе на одном из рынков Рустави. Какой марки кофемолка – Кето не знает, знает лишь то, что собирают ее в Ереване, зерна владелец "бизнеса" привозит ей из Тбилиси. Впрочем, эти подробности продавщицу кофе мало волнуют, ведь ее клиенты не приходят на рынок за дорогостоящими брендами – их привлекает приемлемая цена. А широкий выбор Кето гарантирует:


"Вот это "самба", средне-горький, "бразилия" – очень горький, "мокка" – в греческом стиле, очень легкий, "ламбада", "эспрессо", "черная карта", – гордо перечисляет названия сортов кофе Кето. Сто граммов каждого сорта кофе в зернах не превышает полутора лари. Кето делится своим наблюдениями: ее клиенты не покупают лишь один конкретный сорт кофе, а предпочитают смешенный вариант. А еще:

"Клиенты больше предпочитают горький кофе, гораздо меньше любителей кофе средней крепости, а те, которые недавно приехали из-за границы, любят больше легкий кофе. Впрочем, сами знаете, о вкусах не спорят", – спешит добавить Кето.

В ожидании очередного клиента Кето рассказывает, что сама – родом из Гульрипшского района, беженка. Жила после грузино-абхазской войны в Поти, потом в Зугдиди. Уже пять лет, как переехала в Рустави. "Я астматик, а здесь сухой климат", – объясняет она.

Подходит пожилой мужчина. Им оказался Гиви, постоянный клиент. Говорит, что очень нравится, как Кето делает "ассорти". Гиви говорит, сколько граммов хочет на этот раз купить:

"Сто граммов, остальное она знает. Здесь хорошо мелят зерна кофе. Каждое утро пью, меня не беспокоит давление".

Включив свою кофемолку, Кето интересуется, почему на этот раз Гиви без жены пришел. Оказалось, отдыхает. Как подобает хорошим знакомым, они друг у друга расспрашивают о здоровье супругов. Кето расхваливает новую программу всеобщего страхования. Благодаря ей мужу сделали операцию бесплатно. "У его жены тоже проблемы со здоровьем", – объясняет Кето. Не обходится и без политики. Кето смиренно ждет, что когда-нибудь государство обеспечит квартирой и ее. Недавно у нее появилась еще одна надежда:

"Патриарх наш сказал, что, возможно, мы вернемся в Абхазию, вы тоже слышали об этом? Верю ли я в это? Как вам сказать, все может случиться. Ведь на самом деле все произошло из-за политиков. А мы, простые люди, в чем провинились? Моя семья там никому ничего плохого не сделала. Надо простить друг друга и начать все сначала, а как иначе?" – говорит Кето, видимо, и вправду надеясь, что все плохое перемелется, как зерна в ее кофемолке.
XS
SM
MD
LG