Accessibility links

В поисках лучшей жизни


Миграция в Армении начала расти с 2008-го года, во времена экономического кризиса. Люди, потерявшие работу, естественно, стали уезжать в поисках лучшей жизни

Миграция в Армении начала расти с 2008-го года, во времена экономического кризиса. Люди, потерявшие работу, естественно, стали уезжать в поисках лучшей жизни

ПРАГА---Пищу для самых острых дискуссий на этой неделе в Ереване дали опубликованные армянским статистическим ведомством данные по миграции населения. Неутешительную статистику я попросил прокомментировать армянского политолога, директора Института Кавказа Александра Искандаряна.

Дэмис Поландов: Александр, на этой неделе была опубликована статистика миграции населения за первые шесть месяцев текущего года, и согласно этой статистике, из Армении выехало и не вернулось более 123 тысяч человек. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, число не вернувшихся увеличилось на 24 тысячи. Для такой небольшой страны, как Армения, это довольно серьезные цифры. Вы могли бы как-то прокомментировать, почему происходит такой серьезный отток населения из Армении?

Александр Искандарян: Комментировать только цифры полугодия – это не вполне правильно, потому что цифра-то комплексная, а из числа людей, которые уехали в эти полгода, довольно существенная часть вернется обратно. Это, предположим, люди, которые уехали на курорт. Между прочим, повышение происходит почти целиком за счет пункта Баграташен на границе с Грузией, т.е. эти люди не улетели на самолете, а в основном пересекли армяно-грузинскую границу на автобусах, маршрутках и автомобилях. Это либо люди, которые поехали отдыхать на морской курорт, либо люди, которые поехали в Россию на сезонную работу в летний период и вернутся к зиме – это для Армении достаточно распространенное явление, либо люди, которые эмигрируют. Такая составная часть тех или иных людей будет понятна, когда закончится год. На самом деле считать по полугодию нельзя, и причины в том, что сейчас больше, чем было, могут быть самыми разными. Их нужно анализировать. Я не знаю, насколько это интересно радиослушателю…


Дэмис Поландов: Очень интересно, Александр. Вы говорите о том, что за этим может быть что угодно, но, все-таки, этнографы каким-то образом отслеживают ситуацию, и передо мной комментарий этнографа Грануш Харатян, которая говорит об обезлюдении Армении. Если абстрагироваться от этих цифр, вы своими глазами наблюдаете этот процесс?

Александр Искандарян: Давайте, я не буду комментировать слова конкретного человека. Госпожу Харатян я хорошо знаю, и этнографы, в силу профессиональной принадлежности, не занимаются статистикой. Этнограф может получить цифры там же, где их получаю я, – в Армстате. Цифра взялась в Армстате, и после этого началось обсуждение, которое касается внутриармянского дискурса – это другой разговор. Миграция является частью внутриармянского политического дискурса. Люди уезжают, потому что в стране плохо, говорят люди, которые придерживаются оппозиционных мнений, а госпожа Харатян, кроме того, что она этнограф, еще и представитель предпарламента, т.е. довольно радикальной оппозиционной структуры. Дело не в ней, как много пишут в газетах и говорят, дело в том, что миграция – это, конечно, плохо, только миграция в Армении начала расти с 2008-го года, во времена кризиса, когда цены на медь упали в три раза – а это основная составляющая армянского экспорта – естественно, люди, потерявшие работу, стали уезжать. Когда "лопнул пузырь" строительных денег, которые поступали отчасти из Америки, отчасти из России, люди, занятые в строительном бизнесе, тоже начали уезжать. Когда в мире ухудшается ситуация с длинными и дешевыми деньгами, люди начинают уезжать. В прессе идет разговор о том, что у этого есть политическая причина. Если говорить серьезно, это очень сложный разговор для того, чтобы понять, какая часть в отъезде по политическим причинам, – она, наверное, есть.

Дэмис Поландов: Скорее всего, люди все-таки мигрируют по политическим мотивам.

Александр Искандарян: Не очень логично. Обычно люди едут в основном из-за экономики, а не политики. Но дело даже не в этом. Одна цифра: порядка 80% людей из Армении эмигрируют в Россию. Из Армении, в которой политическая ситуация при всех недостатках и проблемах несколько более благоприятная, чем в России, а если говорить, какова эта политическая ситуация по отношению к бесправным армянам в России, то становится понятно, что эти люди едут в Россию не за свободой, не за политическими достижениями, не для того, чтобы свободно избирать президента, а за чем-то другим.

Дэмис Поландов: Вы не видите связи между таким всплеском и последними выборами, или она есть?

Александр Искандарян: Упаси, Господи. Во-первых, я не вижу еще всплеска, это мы посмотрим в конце года, когда будет выведен баланс за год, потому что понятно, что в первые полгода люди уезжают, а к зиме они возвращаются, т.е. я не знаю, каков он, этот всплеск. Во-вторых, для того, чтобы понять, какова политическая составляющая, нужно проводить специальные исследования. Это мне не очень понятно. И, в-третьих, конечно, плохо, когда люди уезжают из страны, но так устроен мир: люди, когда у них нет работы, едут искать эту работу.
XS
SM
MD
LG