Accessibility links

"Самозахватчики" не отступятся


В прошлый понедельник жильцы одного из захваченных домов ожидали, что их начнут выселять сотрудники силовых структур, однако с началом новой недели ситуация не изменилась

В прошлый понедельник жильцы одного из захваченных домов ожидали, что их начнут выселять сотрудники силовых структур, однако с началом новой недели ситуация не изменилась

Жители Цхинвала, самовольно занявшие квартиры в новостройках, не намерены добровольно покидать жилье. В прошлый понедельник жильцы одного из захваченных домов ожидали, что их начнут выселять сотрудники силовых структур. Однако с началом новой недели ситуация не изменилась. Самозаселенцы готовятся активно отстаивать свои права.

Люди, захватившие квартиры в домах на улицах Энгельса и Тельмана, которым в последнее время югоосетинское правительство стало уделять повышенное внимание, продолжают жить своей обычной жизнью. Скромный быт, нехитрый скарб, почти полное отсутствие мебели – только самое необходимое. Страх быть выброшенными из занятого жилья стал их постоянным спутником. Появление незнакомого человека вызывает у них заметную тревогу, ведь на днях премьер-министр Ростик Хугаев в очередной раз заявил о том, что "самовольно вселившиеся в квартиры во вновь построенных муниципальных домах будут выселены". Однако узнав, что я журналист, приглашают в квартиру, куда подтягиваются еще несколько человек. Неожиданно заходит одна из соседок и с порога начинает пугать, мол, общаться с журналистами опасно, поскольку они "всю информацию посылают в Москву, а потом наше правительство на нас злится". Женщины не обращают внимания на это предупреждение и продолжают жаловаться: если их выселят, то жить им будет просто негде. Буквально каждый день они ожидают, что их придут выселять, поэтому стараются как можно меньше выходить на улицу, и не оставляют квартиры без присмотра, чтобы не наткнуться по возвращении на опечатанные двери.


Все мои собеседницы, по понятным причинам не пожелавшие представиться, стоят в очереди на получение муниципального жилья. Однако на вопрос о том, у кого какой номер по списку очередности, ответить не смогли. Говорят, что мэрия им подобной информации не предоставляет. Самозахват жилья для них – отчаянная попытка восстановить попранную справедливость. У каждой женщины есть собственный пример того, как недобросовестно распределяют новое жилье – на фоне тотального безобразия их действия выглядят вполне логичными и даже невинными. В войне между справедливостью и законом есть уже и первая жертва: в первый день самозахвата на улице Тельмана, когда к дому прибыли представители властей, у молодой женщины из-за стресса умер еще не родившийся ребенок. "Вот если придут нас выселять, мы позвоним всем журналистам, – говорят "самозахватчики", прощаясь со мной, – тогда-то нам бояться будет уже нечего".

Со своей следующей собеседницей я познакомилась год назад. Тогда молодая женщина, доведенная до отчаянья, пыталась попасть на прием к одному из правительственных чиновников. История Марины отличалась от десятков других тем, что один из ее детей – инвалид, живет она с мужем и вторым ребенком с родителями супруга, его братом в стандартной двухкомнатной квартире. За прошедший год Марина совсем пала духом, она уже не верит в то, что сможет получить от государства отдельное жилье. Недавно она предприняла последнюю попытку и сдала документы в мэрию города. Рассказывает, что после раздраженной реплики одной из чиновниц – "Только не надо мне рассказывать вашу душещипательную историю" – долго плакала в коридоре. Поэтому она прекрасно понимает мотивы людей, захвативших квартиры, хотя самой на такое решимости не хватило бы:

"Я их понимаю. Если ты ждешь, ходишь по инстанциям и не видишь, что тебя слышат, не дают никакого ответа, и ты начинаешь понимать, что опять тобой и твоей проблемой никто не спешит заниматься. И когда при этом ты видишь, что кому-то, кто находится далеко не в такой тяжелой ситуации, как ты, выделили дом, то человек может от безысходности взять и заселиться в государственный дом. Ни в чей-то личный или частный дом, а государственный. При этом я не говорю, что сама сегодня или завтра совершила бы такой поступок".

Один из силовиков в отставке, который работал еще при первом президенте Людвиге Чибирове, рассказал мне, что подобная ситуация в свое время сложилась в районе "БАМа". Тогда опустевшие квартиры советских военнослужащих стали захватывать так называемые боевики и беженцы. Силовые ведомства проверили законность их действий, составили объемный список подлежащих выселению. Когда на одном правительственном заседании обсуждалась эта история, кто-то заметил, что выселение может спровоцировать нешуточный социальный взрыв. И Людвиг Алексеевич не стал трогать людей. \

Пока сложно понять, каким образом будет действовать нынешнее руководство Южной Осетии: вроде как и закон должен торжествовать, и люди ему подчиняться. Однако, судя по настроениям самозаселенцев, добровольно покидать квартиры они не намерены. Могут ли силовые действия стать причиной серьезных беспорядков, предугадать сложно.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG