Accessibility links

Уверенность в завтрашнем дне


Интервью Дмитрия Медведева не стало сенсацией, нельзя сказать, что оно активно обсуждалось в обществе. Заявления российского премьера были восприняты как само собой разумеющиеся, и это, наверное, своеобразный показатель уверенности южных осетин в завтрашнем дне

Интервью Дмитрия Медведева не стало сенсацией, нельзя сказать, что оно активно обсуждалось в обществе. Заявления российского премьера были восприняты как само собой разумеющиеся, и это, наверное, своеобразный показатель уверенности южных осетин в завтрашнем дне

Югоосетинские эксперты поделились своими впечатлениями от интервью премьер-министра России Дмитрия Медведева о событиях 2008 года и перспективах российско-грузинских отношений.

Главный редактор интернет-издания "Осинформ" Юрий Бетеев главным в интервью Дмитрия Медведева считает позицию российского руководства о необратимости признания независимости Южной Осетии и Абхазии:

"На вопрос журналиста, "если бы Россия не вмешалась в конфликт, как бы отреагировал Кавказ", Дмитрия Медведев однозначно ответил: "У меня нет никаких сомнений – не только Кавказ на это бы отреагировал плохо, но и вся страна. Можно считать, что в этот момент, если бы мы отказались защитить наших граждан, мы просто признали бы поражение, и о наше государство вытерли бы ноги". "Для меня, – говорит Юрий Бетеев, – это значит, что Россия, однажды защитив нас и признав нашу независимость, уже от своего не откажется".


Руководитель общественного движения "Твой выбор, Осетия" Алан Джусоев отметил для себя фрагмент интервью, где Дмитрий Медведев говорит о том, что грузинская агрессия была неизбежной. По мнению Алана Джусоева, причиной этого стала не только милитаризация Грузии, которая рано или поздно должна была привести к применению военной силы.

Еще на своей инаугурации Михаил Саакашвили поклялся объединить грузинские земли. Эта клятва не была случайной, считает Джусоев, она явилась своеобразным откликом политика на существовавший в грузинском обществе устойчивый запрос на реванш в территориальных конфликтах:

"Военные парады, новая символика, новая армия – это нравилось, и все это надо было где-то применить. Запрос на реванш, скорее всего, в грузинском обществе был – уж очень многие пошли воевать.

Война декларировалась как освободительная: заранее приготовили и свезли в Гори осетинские флаги и прочую национальную символику, после "освобождения" Дима Санакоев должен был выступить с речью… но не получилось".

По впечатлениям югоосетинского политолога Дины Алборовой, в Южной Осетии многие с тревогой наблюдают за потеплением российско-грузинских отношений, опасаются, как бы они не привели к уступкам со стороны России на югоосетинском направлении.

Наверное, полагает Дина Алборова, эти тревоги связаны с негативными воспоминаниями, например, как в январе 1991 года советский военный контингент по указанию из Москвы оставил Цхинвал и впустил в город грузинскую милицию.

По мнению Алборовой, пришло время отпустить эти страхи:

"Конечно, должны быть российско-грузинские отношения, это нормальные процессы для соседних государств. Признание Южной Осетии и Абхазии, конечно, создает тупиковую ситуацию для этих отношений, но есть и другие платформы, другие области, в которых эти отношения могут развиваться. Другое дело, что у Осетии должны быть свои интересы, в том числе и в этой геополитической игре. Умение формулировать и отстаивать свои интересы позитивно скажется и на российско-осетинских отношениях".

Интервью Дмитрия Медведева не стало сенсацией, нельзя сказать, что оно активно обсуждалось в обществе. В принципе, заявления российского премьера были восприняты как само собой разумеющиеся, и это, наверное, своеобразный показатель уверенности южных осетин в завтрашнем дне.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG