Accessibility links

Российско-грузинский замкнутый круг


По словам Нателы Сахокия, в дипломатии не ставят предварительных условий, просто начинают говорить, а потом получается то, что получается

По словам Нателы Сахокия, в дипломатии не ставят предварительных условий, просто начинают говорить, а потом получается то, что получается

ПРАГА---На тему заявления премьер-министра России Дмитрия Медведева мы поговорим с политологом Нателой Сахокия, которая находится с нами на прямой телефонной связи из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Медведев говорит, что Россия готова к установлению дипотношений, но при определенных условиях – признания того факта, что произошло. При этом он говорит: "Но я уверен, что возврата к прежнему не будет". Глава Минюста Грузии Тея Цулукиани отвечает: "Дипотношения должны быть восстановлены без всяких предварительных условий", и при этом употребляет в отношении России термин "оккупант". Как вы это понимаете – опять замкнутый круг?

Натела Сахокия: Это точно замкнутый круг, и даже без заявления Теи Цулукиани заявление Медведева уже содержало в себе этот замкнутый круг. Я не дипломат, но, насколько я понимаю, и сегодня Саломэ Зурабишвили также говорила, что в дипломатии таких предварительных условий не ставят, просто начинают говорить, а потом получается то, что получается. Значит, он реально не хочет и предупреждает Грузию, что ничего не получится. У меня осталось такое впечатление.


Кети Бочоришвили: Только ли Грузию, или еще пыль в глаза кому-то пускает, может быть, международному сообществу?

Натела Сахокия: Международное сообщество, мне кажется, знает, каким должен быть дипломатический язык. То, что в этом была не то чтобы угроза, но, во всяком случае, решение ни на йоту не менять своих решений 2008 года, – это абсолютно ясно, поэтому я не знаю, какой смысл имело сделанное им заявление. Мне кажется, оно было неправильным как с государственной точки зрения, так и с дипломатической. Кстати, так и было это воспринято в Грузии. С одной стороны, дипломатические отношения должны быть восстановлены без выставления предварительных условий, с другой – это воспринимается как вмешательство в грузинские дела, потому что, кроме этого, Медведев еще хвалил кого-то, по-моему, нынешнее правительство.

Кети Бочоришвили: Простите, что вас перебиваю, но многие ваши коллеги считают, что это довольно комплиментарное интервью в адрес новых властей Грузии, может быть, личности самого Иванишвили. По крайней мере, у меня тоже сложилось впечатление, что Москва как бы высочайше дозволяет и дальше вести политику сближения со своим государством, но как бы посмотрим, что из этого выйдет. Вы видите в этом перспективу?

Натела Сахокия: Определенная перспектива в том, что начались какие-то экономические взаимоотношения, – есть, но я не знаю, то ли Медведева этому не учили, то ли у него свои определенные планы, но хвалить это правительство, его действия тоже неправильно и недипломатично. Я считаю, что это вмешательство во внутренние дела. Мне кажется, что эти комплименты были неуместны.

Кети Бочоришвили: Если Медведев не лукавит, то все-таки дает правительству Иванишвили полный карт-бланш, когда отвечает на вопрос: могла бы Россия признать территориальную целостность Грузии, если пусть даже теоретически станет возможным воссоединение грузинского, абхазского и югоосетинского народов. Он говорит: мы не будем влиять на эти процессы, но будем защищать национальные интересы России. Как вы это понимаете?

Натела Сахокия: Никак это не понимаю, потому что они вмешивались, вмешиваются, и что значит – "не будем вмешиваться", когда у них там стоят войска. Войска стоят в 40 километрах от столицы Грузии, что значит – "не вмешиваемся"?

Кети Бочоришвили: При этом, мне показалось, что совершенно не учитываются интересы того же абхазского и югоосетинского народов. Мы услышали материал нашего корреспондента о реакции.

Натела Сахокия: Мне кажется, история с колючей проволокой, которую проводили прямо посередине дома и двора (с одной стороны оставался туалет, с другой – дом и т.д.), – это провокация для Грузии, не более. А это делается именно для осетин, потому что осетины интенсивно переходят на грузинскую территорию, посещают врачей, занимаются торговлей. Один раз так уже было, и глупая политика Саакашвили это разрушила, а то в 2004 году грузины и осетины были очень близки к тому, чтобы этот конфликт сошел на нет. Сейчас, мне кажется, что российская сторона и осетинские власти опасаются, что опять эти процессы пойдут, поэтому появилась колючая проволока. Эта проволока, конечно, нервирует грузин, но доставляет огромные экономические и социальные неудобства осетинскому народу, у которого другого пути нет.

Кети Бочоришвили: Если я вас правильно поняла, это еще одна дразнилка для Грузии.

Натела Сахокия: Да, для Грузии – дразнилка, если мы говорим о колючей проволоке, а для осетин – очень большое неудобство.

Кети Бочоришвили: Спасибо. Мне кажется, что если резюмировать это интервью, то сам Медведев очень четко выразился: "о наше государство нельзя вытирать ноги". Мне кажется, что все к этому как раз и сводится – Россия боится, что кто-то вытрет об нее ноги.

Натела Сахокия: Боже мой, Россия всю жизнь боится чего-то, что ли? Что за комплекс у этого огромного, великого государства?!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG