Accessibility links

"Все зависит только от нас"


"...сидишь и думаешь: все, это конец, конец твоей жизни. Не было ни мысли, ничего не было. Была только молитва: Господи, спаси!"
Фотографии Ланы Парастаевой

"...сидишь и думаешь: все, это конец, конец твоей жизни. Не было ни мысли, ничего не было. Была только молитва: Господи, спаси!" Фотографии Ланы Парастаевой

Югоосетинская журналистка Лана Парастаева во время августовской войны выжила чудом. Но впоследствии она смогла рассказать всему миру о том, что видела своими глазами во время вооруженных событий. Ее фотографии, сделанные в Цхинвале, опубликовали многие интернет-ресурсы и СМИ.

Лана Парастаева учится в Москве, хочет стать политическим аналитиком. А тогда, пять лет назад, в августе 2008 года в Цхинвале знали Лану как "ту самую молодую девушку, которая везде ходит с фотоаппаратом".

У Ланы колоссальное количество фотоснимков, сделанных во время августовской войны. Во время встречи со мной она, вспоминая те дни, не может удержаться от слез. Лана словно еще раз переживает ужас событий:

село Хетагурово

село Хетагурово


"С начала обстрела я после рабочего дня была дома. Живу я на южной окраине Цхинвала. Весь день 8 августа мы провели в подвале, в это время как раз зашли грузинские войска, они были над нами. Были слышны их шаги, и это до сих пор самое-самое страшное воспоминание в моей жизни. До того всю ночь был артобстрел. Потом, утром, было недолгое затишье, а ты сидишь подвале. Связи не было, света тоже. И ты пытаешься по звукам понять, что происходит наверху. Мы слышали, что есть какое-то движение, двигались танки, но почему-то с южной стороны. Все надеялись, что после такого артобстрела Россия вмешается, но военная сила шла с другой стороны. А потом в город заходила грузинская пехота. По нашему дому выстрелили, в стене появилась небольшая пробоина, через которую мы наблюдали, как они уходят в город. А ты сидишь и думаешь: все, это конец, конец твоей жизни. Не было ни мысли, ничего не было. Была только молитва: Господи, спаси!"


Во время небольшого затишья 9 августа, когда грузинские войска неожиданно покинули Цхинвал, Лана поняла, что надо снимать происходящее:

село Сатикар

село Сатикар


"Когда я это все увидела, там еще соседа расстреляли на выходе из подъезда соседнего дома, а у меня все разряжено – батарейки фотоаппарата сели еще 7 августа, когда я ездила снимать в Хетагурово… Я вижу все разрушения и как журналист понимаю, что их необходимо зафиксировать. И 9-го днем – утром было затишье – какой-то добросердечный человек привез нам хлеб, который затем отправлялся в верхнюю часть города. Я спросила его: довезете до миротворцев? Я знала, что у них есть дизель, надеялась, что у них есть свет, и я смогу подзарядить свою технику – фотоаппарат, ноутбук – и смогу хоть что-нибудь сделать, потому что бездействие убивало гораздо сильнее".

Лана Парастаева чудом добралась до миротворческой части, где в тесном бункере уже двое суток находились десятки человек, в том числе российские журналисты. Помнит подростка, который представился Мишей. Миша зашел подзарядить телефон, а потом отправился дальше искать для себя оружие, остаться отказался. О судьбе мальчика журналистка ничего не знает до сих пор. Выйти с фотоаппаратом в город Лане удалось только после того, как в Цхинвал зашли российские войска:

село Хетагурово

село Хетагурово


"Я вышла, видела все эти разрушенные дома по пути, когда думала, что там уже никого в живых не осталось. Когда я сейчас смотрю на свои фотографии, мне гораздо сложнее и больнее их смотреть, чем когда я фотографировала. Тогда ты просто в шоке, идешь и щелкаешь: дома разрушенные, людей на улицах".

– Самая страшная картина, которая тебе представилась?

Лана Парастаева: Я не могу забыть трупы. Я дошла до больницы, и туда как раз привезли убитых. И это преследует до сих пор.

После августовской войны Лана собирала и документировала свидетельства очевидцев. Решение выучиться на политолога она принимала самостоятельно, ведь, как считает Лана, "если работаешь в сфере общественно-политической журналистики, надо глубже понимать процессы самой, а не слушать только то, что тебе говорят".

село Знаур

село Знаур


Через год Лана получит диплом. За политическими событиями она уже следит как профессионал. Она убеждена, что самое серьезное исследование августовских событий – это доклад Международной комиссии по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе в августе 2008 года, которую возглавляла швейцарский дипломат Хайди Тальявини.

Я поинтересовалась ее видением будущего Южной Осетии. Лана, не задумываясь, ответила:

"Все зависит только от нас. Мне не нравится, что мы постоянно перекладываем ответственность на кого-то другого. Основной итог августовской войны – это то, что рассчитывать нужно только на себя. Россия делает для нас достаточно, она работает. Но хотим ли работать мы сами? Вот в чем основной вопрос".


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG