Accessibility links

Пять лет после войны


Грузинские села в зоне конфликта, по словам очевидцев, сначала полностью грабились вооруженными формированиями, а потом сжигались

Грузинские села в зоне конфликта, по словам очевидцев, сначала полностью грабились вооруженными формированиями, а потом сжигались

Эргнети, грузинское село, расположенное в непосредственной близости от Цхинвали, пострадало сильнее других населенных пунктов в ходе августовской войны. Вооруженные формирования сначала разграбили, а потом подожгли село.

На подъезде к Эргнети издалека видны дома с красными и белыми крышами. Однако, когда становятся различимы очертания отдельных зданий, сразу же понимаешь, что через село прокатилась война. Первый же дом на въезде – обугленный и полуразрушенный. В нем живет семья Чавчавадзе. Почему-то это строение не было внесено в первый список программы по восстановлению жилья Датского совета по беженцам. Турпа Чавчавадзе говорит, что ее муж из года в год каждый день видел свой дом разрушенным и в конце концов не выдержал. Год назад он умер от сердечного приступа:

"Для меня ничего не изменилось. Мой дом так и стоит разрушенным. Для некоторых ситуация изменилось. Им дома перекрыли, отремонтировали пару комнат. Но все равно у нас в селе осталось много таких, как я".


В Эргнети 80 семей находятся в подобном положении. Всего здесь до войны было 180 домохозяйств. Вооруженные формирования из Цхинвали сначала полностью разграбили село, а потом подожгли. Всего 20 домов остались внешне нетронутыми, и именно поэтому их владельцы не получили за прошедшие пять лет никакой помощи. Семья Дареджан Касрадзе влачит жалкое существование. Все попытки обратить на себя внимание властей или гуманитарных организаций оказались тщетными:

"Наши дома не подожгли, но в них ничего не оставили – все разграблено, даже стулья вынесли. Но мы ни одного тетри не получили в помощь. И вот так и живем: без мебели, без холодильника, телевизора, – да что о них говорить, – даже постельного белья нет. У нас нет никакого дохода, нет работы, чтобы мы могли деньги зарабатывать. Сейчас в Эргнети тяжелее всего нам, чьи дома не были подожжены".

Те жители Эргнети, чьи дома были восстановлены, – таких 100 семей, – смотрят на жизнь чуть более жизнерадостно, хотя нельзя сказать, чтобы они лучились оптимизмом. Дом Венеры Церетели получил новые перекрытия, две комнаты полностью отремонтировали. Венера радуется тому, что недавно в селе удалось решить проблему с водой для орошения посевов. Раньше она поступала из Цхинвали, однако власти де-факто республики ее перекрыли. Теперь вода поступает из Никози. Однако ее не хватает – каждая семья в течение летнего сезона получает возможность только дважды полить свой земельный участок. "И то хлеб", – говорит Венера Церетели. – Многое изменилось к лучшему. Теперь мы сами должны работать и дело делать".

"Для поднятия сел вдоль административной границы нужно им присвоить особый статус", – уверена жительница села Лия Члачидзе:

"Я на каждой встрече говорю об этом. Иначе села опустеют вообще. После войны, за эти пять лет только в Эргнети скончались 30 человек, а новорожденных всего пятеро. Необходимо, чтобы Эргнети и остальные села временно получили особый статус, в соответствии с которым местное население могло бы рассчитывать на некоторые льготы. Естественно, для государства это будет означать дополнительные расходы. Но, думаю, люди, которые острее всего пережили ужас войны и пострадали, заслуживают определенных льгот".

Откликнутся ли на пожелание Лии власти – неизвестно. Правительство создало межведомственную комиссию для оказания помощи подобным селам – недавно она закончила исследование проблем на местах. Новые власти пообещали, что поэтапно помогут пострадавшим от войны селам наладить нормальную жизнь. Однако Лия боится, что многие ее односельчане, отчаявшись получить какую-либо помощь, оставят свои дома и Эргнети вновь опустеет.
XS
SM
MD
LG