Accessibility links

Ответ РПЦ – это не ответ


На последнем круглом столе нициативной группы, которая собрала уже 70 тысяч подписей в поддержку воссоздания автокефалии абхазской Церкви, был создан организационный совет по проведению Собора – первого за последние 200-300 лет

На последнем круглом столе нициативной группы, которая собрала уже 70 тысяч подписей в поддержку воссоздания автокефалии абхазской Церкви, был создан организационный совет по проведению Собора – первого за последние 200-300 лет

Когда 22 июля этого года я увидел на абхазских интернет-сайтах текст письма группы представителей общественности республики Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, поначалу подумал было, что это реакция на беспрецедентную информационную атаку, предпринятую накануне российскими церковными и светскими СМИ на одну из сторон абхазского внутрицерковного конфликта. (Чего стоил сюжет в программе "Вести" РТР 18 июля, где давалось искаженное представление о происходящем и "под раздачу" попадала по сути вся Абхазия и, в частности, ее светские власти!) Но, вчитавшись в текст, а затем дойдя до даты отправления письма –12 июля, понял, что речь идет не об этом, а на гораздо более широкую тему – устроения церковной жизни Абхазии, о том, что вот уже два десятилетия "церковные общины Абхазии продолжают находиться в правовом вакууме".

И вот на днях Синодальный информационный отдел Русской православной церкви опубликовал комментарий к этому открытому письму. Это, собственно, не ответ на поставленные вопросы по их существу, а разъяснение, достаточно раздраженное и пренебрежительное, того, почему руководство РПЦ не собирается удостаивать авторов письма такого ответа. Потому, в частности, что православная община Абхазии не уполномачивала их на такое обращение. Фигурируют также следующие аргументы.


"Вызывает недоумение, – пишет Синодальный отдел, – разница между указанной в письме датой (12 июля) и датой его публикации (22 июня), предпринятой ранее доставки письма адресату – но зато накануне резонансной встречи предстоятелей и представителей всех поместных православных церквей в Москве. Такие средства не соответствуют внешне уважительному доброжелательному тону обращения: они обычно используются как рычаг политического давления, что заставляет предположить соответствующую мотивацию авторов обращения". Но когда я обратился за уточнением к авторам письма из Абхазии, те подтвердили, что текст его был опубликован на интернет-ресурсах именно 22 июля, спустя десять дней после отправки его адресату, что является вполне корректным. То есть, обратите внимание, обвинительный пафос комментария основан на ложном посыле – буковку в названии месяца перепутали и ошиблись таким образом на месяц!

Еще одно внушение в комментарии: "…вероисповедные нормы не позволяют обсуждать проблемы внутренней организации и жизни Церкви с теми, кто стоит вне Церкви и заведомо не разделяет христианские убеждения. Присутствие среди подписавшихся лиц, не только не участвующих в церковной жизни, но и придерживающихся атеистических взглядов, либо непосредственно вовлеченных в укрепление и распространение нехристианских культов, заставляет усомниться в подлинных целях данного обращения". Чтение этих строк у меня, как, знаю, и у многих других в Абхазии, вызвало улыбку: это ж надо, какой сверхосведомленностью обладает Синодальный отдел в Москве, что так уверенно рассуждает о религиозных взглядах подписантов. И этот пассаж делает очевидным то, что черновик комментария, или, по крайней мере, его наброски, писались в Сухуме. Иначе откуда бы тут мог возникнуть прозрачный намек на эпизод, когда один из подписантов-парламентариев участвовал в приношении клятвы у абхазского святилища (что этому предшествовало – отдельная история)?

Во время своей встречи с несколькими из 13 авторов письма Патриарху Кириллу я поинтересовался их мнением, в частности, и на этот счет. Они прошлись по всему списку и отметили, что подавляющее большинство подписантов – не только крещенные, но и воцерковленные православные. Да, есть один-два человека с атеистическими взглядами, но разве их как активных представителей абхазского общества не может волновать судьба такого важного для страны института, как Церковь?

А вот что посчитали нужным также сказать мои собеседники. Руководитель Центра стратегических исследований при президенте РА Олег Дамения:

"Я хорошо понимаю, что своим обращением к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу мы ставили патриархию в очень сложное, затруднительное положение, потому что на самом-то деле по церковному законодательству решение таких проблем, как воссоздание автокефалии Церкви, не входит в компетенцию поместных церквей, в том числе и Русской православной церкви. Мы это хорошо понимаем. И может показаться кому-то, что мы чуть ли не провоцируем его, но на самом деле наше обращение к нему вызвано тем обстоятельством, что Россия для нас является стратегическим партнером, и, не поставив в известность РПЦ, решать вопрос абхазской Церкви было бы некорректно. Вот в чем суть нашего обращения. Мы и сами находились и продолжаем находиться в очень сложной ситуации. И обращаясь к РПЦ, мы, естественно, надеялись не на решение, а на понимание. Что касается комментария Синодального отдела, это, конечно, не ответ. Им тоже пришлось не столько рассматривать и комментировать вопрос по существу, сколько комментировать личности авторов. Ну, это, скажем так… нравы ныне таковы. Церковные чиновники мало чем отличаются от государственных чиновников".

Секретарь Общественной палаты РА Давид Пилия рассказал о дальнейших действиях инициативной группы, которая собрала уже 70 тысяч подписей в поддержку воссоздания автокефалии абхазской Церкви:

"Инициативная группа остается в работе. Подписи собираются и дальше. На последнем круглом столе был создан организационный совет по проведению Собора. Оргкомитет практически приступил к этой работе. И где-то мы планируем проведение Собора в конце сентября – начале октября. Что должен сделать организационный комитет? Мы должны провести во всех городах и районах Абхазии собрания паствы и выбрать делегатов на общенациональный Собор. От тысячи подписавшихся будет 3-5 делегатов. Примерное количество делегатов – 500 человек. И около 200 приглашенных гостей. Это имеются в виду старейшины, члены правительства, представители нашей диаспоры. Практически за последние 200-300 лет это первый общенациональный Собор в Абхазии. Попытка провести его была в 1917 году, но она не увенчалась успехом. Будут приглашены представители поместных церквей. Кроме РПЦ, можем пригласить представителей Греческой церкви, болгар, сербов, которые очень заинтересованно отнеслись к нашему обращению, ответили и готовы участвовать в Межцерковной комиссии по разрешению церковного вопроса в Абхазии".

Секретарь Священной митрополии Абхазии Герман Маршания не входит в число подписавших письмо к Патриарху, но его авторы, судя по всему, консультировались с ним, а потому, думаю, его не мог особо не задеть следующий абзац комментария Синодального отдела: "Контекст употребления в письме таких общепринятых в православном богословии терминов как "Собор", "автокефальная Церковь", "каноническая организация Церкви", "каноническая территория", "канонические основания", "полнота церковной жизни" – обнаруживает незнакомство авторов с фундаментальными основами православного богословия и канонического права, что также делает дальнейший диалог беспредметным". Вообще-то, когда не приводятся конкретные примеры упомянутого "незнакомства", это порождает сомнения; ну а Герман, конечно, выразил с данным утверждением решительное несогласие и стал ссылаться на авторитетных богословов, преподавателей Московской духовной академии. А еще он остановился на следующем:

"Возникла вот такая новая личность, которая именуется на официальном сайте Сухумо-Пицундской епархии управляющим делами епархии – протоиерей Александр Яблоков. Он каким-то чудесным образом стал клириком церкви Абхазии и возглавляет делопроизводство и хозяйственную деятельность епархии. Но в СМИ размещено открытое письмо митрополита Кубанского Исидора на имя Патриарха Кирилла, из которого мы узнаем, что это личность достаточно одиозная, занимающаяся исключительно коммерческой деятельностью. Он уже был запрещен в служении, и это человек, говорится в письме, достойный церковного суда, а не рукоположения в архиереи. И если уважаемые чиновники из Синодального отдела на мнение такого рода священнослужителей хотят полагаться при обсуждении судьбы Абхазской церкви…"


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG