Accessibility links

После того как в своем последнем блоге я предположил, что революция у порога, и сей прискорбный факт президент Александр Анкваб не может игнорировать, наша дорогая власть как-то совсем уж разнервничалась. Посредством официального комментария для СМИ, сделанного (простите за каламбур) официальным представителем президента Абхазии в СМИ Кристианом Бжания, она косвенно все же подтвердила мои опасения по поводу сложившейся в стране непростой ситуации.

Однако мои впечатления почему-то были восприняты "наверху" как некий призыв на баррикады. И, исходя из этого, меня и некоторых моих коллег, в том числе и Дэмиса Поландова (чей материал "Нелюбимый президент" стал официальным поводом для комментария), "уличив" в подстрекательстве, предупредили о "недопустимости неприкрытой агитации революционных действий с конкретным ответом на вопрос, как действовать".

Не знаю, какие меры государство после вынесенного предупреждения будет принимать против меня лично, тем не менее опять же вынужден повториться: "Революция стучится в дверь, и с этим надо что-то делать". Она стучится не по моей прихоти, и не по призыву моей скромной персоны, ее источником стали обстоятельства, складывавшиеся в стране в течение последних нескольких лет.

Президентство, превратившееся в абсолютную монархию, вкупе с тотальной коррупцией планомерно довели страну до состояния, которое в каждой сухумской кофейне (а это лучший барометр абхазской действительности) охарактеризуют несколькими словами: "Так жить больше нельзя".

Период всеобщего чиновничьего благоденствия, во время которого Абхазия достигла мирового рекорда по количеству "лексусов" и других "лендкрузеров" на душу населения, похоже, подошел к концу. Мощный поток российских денег, позволивший добиться витринного лоска и кое-как держать на плаву миф об эффективности местной власти, почти иссяк. Так просто Москва денег уже не дает. Не дают не только на "потемкинские" объекты – стадионы, дома культуры, больницы и т.д., – но и на зарплату для обычных бюджетников, коих наш "эффективный" менеджмент успел когда-то пристроить к российской казне. Черт с ними, с этими стройками, хотя и долгов по ним накопилось немало, их можно заморозить, как это предложил, согласно народной молве, спецпредставитель президента России по Северо-Кавказскому федеральному округу Александр Хлопонин во время его недавней встречи в Пятигорске с премьер-министром Абхазии Леонидом Лакербая, куда тот, естественно, прилетел не чаи гонять, а просить денег. Но как быть с зарплатой?

Свою экономику, подсев на российскую иглу, мы окончательно похоронили. Это в середине девяностых, когда Абхазия находилась в экономической блокаде со стороны России, и приходилось уповать исключительно на собственные скудные ресурсы, люди, по полгода не получавшие зарплат, готовы были терпеть. И терпели, поскольку плохо было всем – власть не отличала себя от народа. Но сейчас, когда дистанция между теми, у кого "жизнь удалась", и обычным человеком стала воистину гигантской, задержка зарплат даже на пару месяцев обязательно обернется социальной катастрофой. Когда забастуют врачи и учителя, а затем и сотрудники правоохранительных органов, будет совсем не до шуток.

"Верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому", – более ста лет назад лучший идеолог революций и переворотов Владимир Ленин вывел формулу предреволюционной ситуации. Говорю об этом с тревогой, но не сказать не могу – сегодня мы вплотную приблизились к этой опасной черте.

Я категорический противник революции. Любое насильственное смещение существующей власти приведет не только к хаосу, не только отбросит нас назад, но и окончательно поставит крест на абхазской государственности.

Мне нелюбимый президент Александр Анкваб, беспредельно апатичный в вопросах государственного строительства, но проявляющий истинный энтузиазм при освоении российских траншей, куда милее любой политической силы, видящей выход из сложившегося тупика в смещении президента. Мне с ними не по пути. Тем не менее революционный сценарий развития событий никто не отменял. И президент Анкваб об этом должен знать и, соответственно, перестать натравливать своего официального представителя на журналистов. Ему нужно начать делать хоть что-то, чтобы выправить ситуацию. То есть начать реформы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG