Accessibility links

Конфликт между популярным в Ингушетии и Чечне имамом Хамзатом Чумаковым и руководством Республики Ингушетия продолжается более месяца. Но все это время главное лицо республики хранило молчание. 8 августа Юнус-Бек Евкуров наконец изложил суть своих претензий к популярному проповеднику.

После возвращения из Европы, куда он ездил на лечение, имам Насыр-Кортской мечети Хамзат Чумаков выступил с пятничной проповедью. Проповедь сразу же была объявлена властями и духовенством республики возмутительной крамолой, подрывающей основы ислама и государственные устои. Что же так оскорбило чиновников и представителей Духовного управления мусульман? Мятежный имам объявил своей пастве, что в Европе права есть у всех, даже у проституток и геев, власти не запрещают мусульманам носить бороды и хиджаб, европейские чиновники не пользуются служебным транспортом в личных целях. Кроме того, Чумаков, процитировав статьи российской Конституции о свободе слова и вероисповедания, спросил: "Почему у нас в Ингушетии не соблюдается наша российская Конституция? Почему у нас пытают задержанных, и почему коррупционеры, будучи даже пойманными за руку, вместо тюремных нар получают новые должности в правительстве?"

Официальное духовенство и даже часть мусульман обрушились на имама с критикой за то, что он посмел употребить в мечети такие нечистые слова, как "гей" и "проститутка". Его подвергли поношениям и за оценку местных священнослужителей, которые, как заявил Чумаков, выбрали удобную позицию: дескать, ислам – это посадить дерево, побелить его весной, а потом поставить под ним скамеечку и, сидя на ней, петь дифирамбы действующей власти. Муфтият выражал недовольство высказываниями имама, призывавшего ингушей прекратить делить друг друга на "суфистов" и "ваххабитов" и, самое главное, остановить убийство людей. Но на сей раз духовенство получило в лице власти могучего союзника. В паре чиновники и религиозники решили любой ценой выжить Чумакова из республики.

В сети появилась запись совещания руководства республики с участием секретаря Совета безопасности республики Ахмеда Котиева, мэра Назрани Алихана Тумгоева и других чиновников и духовных деятелей. Они обвиняют Хамзата во всех смертных грехах и требуют прекратить подрывную деятельность. Республика раскололась на два лагеря: сторонники имама требуют, чтобы оппоненты указали им, где в словах Чумакова содержится неправда, почему власть не отвечает на его вопросы, противники Хамзата говорят, что он не вправе чернить руководство республики: не время сейчас выяснять, кто и сколько украл или кто и почему вырвал пару ногтей в СИЗО у очередного задержанного, потому что Рамзан у ворот, и если все не поддержат любимого вождя Юнус-Бека, то завтра в Магасе воцарится Кадыров.

Пресс-секретарь Евкурова Ирина Куксенкова пожурила имама за его критику, но заявила при этом, что конфликт исчерпан. Однако после этого примирительного жеста Насыр-Кортская мечеть была окружена полицейскими, прихожан заставили ее покинуть под тем предлогом, что поступил анонимный звонок о заложенной в мечети бомбе. Сорвав молитву, полицейские уехали, объявив, что вызов оказался ложным. Вернувшиеся в мечеть люди решили тщательно обыскать помещение, подозревая, что под шумок силовики подложили мину. После этого пошли слухи, что мечеть будет закрыта на ремонт или в нее назначат нового имама. Сторонники Чумакова объявили, что будут защищать своего пастыря и мечеть ценой собственных жизней. Надо полагать, виновник всей этой шумихи решил не доводить дело до греха и уехал в Москву на лечение.

Во время этого конфликта Юнус-Бек Евкуров хранил глубокомысленное молчание, оставаясь над схваткой. Но в конце концов не выдержал и 8 августа в интервью газете "Взгляд" вдруг выдал нечто совсем непотребное. Проблема имама, по словам руководителя республики, в том, оказывается, что он не согласовывал с властями и муфтиятом свои поездки и проповеди в российских регионах. А надо было действовать иначе. Евкуров заявил, что у него есть "великолепная пятерка" согласованных проповедников, и они ездят с выверенными проповедями. Кто эти люди, и о каких их вступлениях шла речь, мне узнать не удалось. Возможно, это тайная группа дервишей-суфиев, которых глава Ингушетии при необходимости вызывает из лампы, натирая ее натруженными руками. На вопрос корреспондента о свободе слова и передвижения, Евкуров ответил по-военному прямолинейно: "Я не согласен, что любой может вскочить и поехать проповеди читать. Для этого есть муфтияты в республиках, надо это все согласовывать все-таки. Это будет более правильно, в нужном русле".

Евкуров – человек бесхитростный и прямой, он говорит, что думает, а зачастую даже возникает ощущение, что подумать у него просто не было времени. По поводу последнего доклада правозащитной организации "Машр" он высказался весомо и просто: "Даже если правда то, что в нем написано, говорить об этом открыто нельзя, ибо это наносит вред республике". А проповеди Хамзата не слишком соотносятся с образом благоденствующей Ингушетии. Значит, либо имам и правозащитники будут согласовывать с чиновниками доклады и проповеди, либо их научат уму-разуму.

В ответ глава "Машра" Магомед Муцольгов попросил помощи у президента Путина в защите от Евкурова, заявившего, что за правозащитника должна взяться прокуратура. А Хамзат Чумаков подал заявления в прокуратуру и МВД республики с просьбой обеспечить ему защиту от силовиков, якобы готовящих провокации против него и его близких.

Хамзат Чумаков не святой. Он очень эмоционален, и порой может заявить такое, что святых как раз приходится выносить. Он утверждал, к примеру, что половина республики больна онкологическими заболеваниями, что руководители населенных пунктов - люди с испорченной наследственностью. Такие устрашающие заявления, впрочем, звучали достаточно редко и представляли собой, скорее, метафоры, призванные дать яркий образ больного общества. Но его проповеди удержали десятки людей от ухода в лес и научили мужеству других имамов – они начали учить свою паству не только любви к власти, но и к ближнему, говорить о необходимости прекращения междоусобиц и уважения прав женщин и детей.

Хамзат смог разрушить стереотипный образ ингушского муллы, о котором в народе говорили: "Делай, что мулла говорит, а не что мулла делает". Он популярен у вайнахской молодежи не только в России, но и в Европе. Его проповеди в интернете и на дисках пользуются огромным спросом. Тогда как выступления Евкурова, да и других чиновников едва ли способны пробудить совесть, милосердие, любовь в сердце ингушского обывателя. А было бы неплохо.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG