Accessibility links

Кокойты, играющий на нервах власти


Комментаторы югоосетинских сайтов вдруг обнаружили новый взгляд на события 2008 года, зазвучали аргументы в пользу того, что на самом деле организатором обороны Цхинвала был не генерал Баранкевич, а Эдуард Джабеевич

Комментаторы югоосетинских сайтов вдруг обнаружили новый взгляд на события 2008 года, зазвучали аргументы в пользу того, что на самом деле организатором обороны Цхинвала был не генерал Баранкевич, а Эдуард Джабеевич

Российские эксперты, отслеживающие ситуацию в республике Южная Осетия, убеждены, что в ближайшем будущем экс-президент Эдуард Кокойты попытается вернуться к активной политической деятельности в республике.

В преддверии парламентских выборов в Южной Осетии пресса, ориентированная на освещение событий в республике, все чаще упоминает имя экс-президента Эдуарда Кокойты. Вот и во Владикавказе на акции "Свеча памяти", посвященной пятилетию августовской войны, Эдуард Кокойты сказал, что слишком любит свой народ, чтобы обижаться на массовые акции протеста против него в ноябре 2011 года, и выразил уверенность в том, что время расставит все по своим местам...

Комментаторы югоосетинских сайтов вдруг обнаружили новый взгляд на события 2008 года, зазвучали аргументы в пользу того, что на самом деле организатором обороны Цхинвала был не генерал Баранкевич, а Эдуард Джабеевич. Прибавьте к этому недавнюю историю со стихийным кортежем, выстроившимся за автомобилем экс-президента, возложением Кокойты цветов к мемориалам защитников Цхинвала и гневную реакцию на это "происшествие" со стороны действующей администрации.


По мнению экспертов, наблюдающих за происходящим в республике, все это явно говорит о двух вещах: с одной стороны, о желании Эдуарда Джабеевича вернуться к активной политической деятельности, с другой стороны, о том, что власть от этих намерений заметно нервничает. Этот нервный зуд заметен даже в Москве, говорит руководитель Центра политической информации Алексей Мухин:

"Возвращение Эдуарда Кокойты, безусловно, является раздражающим фактором для действующих властей. Они понимают, что таким образом какие-то внутренние группы намекают на их некую несостоятельность, возможно, хотят стимулировать активность в верном направлении. Возвращение Эдуарда Кокойты крайне затруднено, потому что у него есть определенный бэкграунд, и с ним можно работать только политтехнологически.

Однако одновременно при этом его возвращение вполне реально как перспектива, потому что чем дальше работают ныне действующие власти, тем меньше раздражения вызывает то, что в свое время делал в Южной Осетии Эдуард Кокойты".

– Вы хотите сказать, что вернуться Эдуарду Кокойты в политику будет сложно, но возможно. А как в Москве к этому отнесутся?

Алексей Мухин: Полагаю, что федеральный центр в данной ситуации рассматривает Кокойты как раздражающий, стимулирующий фактор для Тибилова, но не будет его поддерживать в качестве реальной альтернативы действующей власти.

Ну и пусть не поддерживает Москва, но что, в конце концов, мешает ему собрать своих сторонников и выступить с ними на парламентских выборах? В самом деле, почему бы и не вернуться – он молод и полон сил. В отличие от Людвига Чибирова, который после своей отставки писал труды по истории, составлял энциклопедии и считает это время самым плодотворным в своей жизни, Эдурад Кокойты человек не академический, политика – это, пожалуй, единственное его ремесло. Российский политолог Модест Колеров также считает, что Эдуард Кокойты готовится к возвращению в республику, и это давно замечают многие эксперты в Москве.

Основа для возвращения есть – это дрязги и чехарда в окружении Леонида Тибилова, очень низкая эффективность его команды. Возможно, экс-президент рассчитывает на ситуацию, когда неудовлетворенность избирателя действующей командою как бы снивелирует грехи предыдущей, оставив на поверхности лишь позитивные воспоминания.

"Сможет ли он обычным политическим, электоральным способом вернуться к власти – это вопрос, это проблема, – говорит Модест Колеров. – Потому что ответ на этот вопрос содержится в проверке самого главного – действенности независимых политических институтов в Южной Осетии, которые в последнее время, сажем прямо, были "изнасилованы" внутренними и внешними игроками до такой степени, что не институты действовали, а сопутствующие им договоренности".

– Вы хотите сказать, что перспектива и стратегия любых оппозиционных сил напрямую зависят от того, какие правила политической конкуренции будут установлены в республике, насколько они будут прозрачными, отрытыми?

Модест Колеров: Если общество хочет выздоравливать, если оно хочет, чтобы институты действовали законно, независимо, то электоральный шанс у Кокойты вернуться на любую должность есть. Если же вновь кто-то затеет ручное управление избирательным процессом, то возвращение Кокойты к власти будет прямо зависеть от уличной демократии и ее некомпетентных кураторов из Москвы.

То есть проблема не в том, вернется или не вернется Кокойты – это вообще не принципиально. Важно, что это его право как гражданина и его дальнейшую политическую судьбу должен будет определить избиратель и только избиратель.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG