Accessibility links

Дневник медика в четверть века


В новой книге, по словам автора, отражены многие события в период вооруженного конфликта с Грузией и рассказывается о профессиональном подвиге югоосетинских медиков

В новой книге, по словам автора, отражены многие события в период вооруженного конфликта с Грузией и рассказывается о профессиональном подвиге югоосетинских медиков

Николай Дзагоев – известный в Южной Осетии врач – накануне своего 80-летнего юбилея отдал в печать свою новую книгу. Автор называет ее дневником медика, который работал в самые тяжелые годы вооруженного межнационального противостояния на территории республики.

У Николая Дзагоева более чем 60-летний медицинский стаж. Сам он называет себя в шутку "семейной аномалией", поскольку родился и вырос в артистической семье, его родной брат пошел по стопам родителей. В Южной Осетии Николай Георгиевич известен не только как хирург, но и как автор многочисленных публикаций и исследований. Например, одно из них посвящено изучению минеральных источников республики. В 2003 году вышла его книга под названием "Записки хирурга", в которой приводились статистические данные ранений в первые годы грузино-осетинского конфликта. Говорят, что на основе этой книги за пределами Южной Осетии была написана не одна кандидатская работа. Свою нынешнюю работу Николай Дзагоев назвал "Геноцид осетин и подвиг медиков". Книга скоро выйдет в свет. По словам автора, это "дневник врача за последние 25 лет", в котором отражены многие события в период вооруженного конфликта с Грузией, в нем говорится о профессиональном подвиге югоосетинских медиков:


"Я удивляюсь по сей день. Они проявляли такую выдержку, находчивость, терпение, высокую квалификацию! Я до сих пор удивляюсь и тому, как они добирались во время снайперской войны, когда город был окружен и все улицы обстреливались, что не мешало им появляться в больнице в нужное время".

Николай Дзагоев в своей книге много рассказывает о начале конфликта. Вспоминает, что дал указание вывесить на здании больницы крест, который смастерили из белых простынь. Ему казалось, что грузинские снайперы просто не знали, что стреляют в людей мирной профессии. Но итоги трагичны. По его данным, 29 человек из врачебного и медсестринского состава получили ранения, погибли 12 человек. Не без гордости рассказывает и о том, как первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа дал указание военным привести Дзагоева в Тбилиси. Гамсахурдиа раздражало, что в осажденном Цхинвале, без света и газа, смертность раненых в больнице была в разы меньше, чем в Грузии. По этой причине Николай Дзагоев, который занимал тогда еще и пост министра здравоохранения, неоднократно попадал в заложники. Один из таких случаев ему запомнился наиболее ярко, поскольку на его глазах убили сопровождающего врача. Кстати, о том, что на Дзагоева началась "охота", ему сообщили коллеги из Грузии, которые слышали раздраженную речь Гамсахурдиа. Вспоминает Николай Дзагоев:

"Как-то нам позвонили и сообщили, что в Джаве обстреляли автобус, есть четверо раненых. Я взял с собой травматолога Бестаева, и мы поехали. Как только мы доехали до первого села, Тамарашени, нас не пропустили. Я подошел к одному из них в форме полковника и сказал: "Мы медики, пропустите нас". Он сразу ударил меня прикладом автомата, сказав при этом, чтобы я не разговаривал с ним на "собачьем" русском языке. Когда я упал, меня начали бить. Но Бестаев вскочил и свалил двух-трех человек. После чего его ударили сзади тяжелым бревном. Он упал, так как получил перелом основания черепа. Когда это все увидел другой человек, он подскочил к нам. Видимо, это был настоящий военный. А те, кто разговаривали с нами, были уголовники, которых Гамсахурдиа выпустил из тюрем. Офицер предложил мне: "Батоно Николоз, вы должны поехать со мной в Тбилиси" – "Зачем?". Он сказал, что мне нужно выступить по телевидению, чтобы мы больше не воевали и поняли друг друга. Но я же знал, что у них было поручение привезти меня. Я отказался, мне завязали глаза, куда-то повезли, завели в подвал, развязали глаза и еще раз повторили свое предложение. Я ответил: "Делайте что хотите, туда я не поеду". Тогда они повесили меня за руки. С тех пор у меня деформированные суставы кистей обеих рук".

От гибели Дзагоева спасло чудо. Джаба Иоселиани, который оказался в селе, вывез его к границе с Южной Осетии, поняв, что убийство и пытки врачей могут широко растиражировать СМИ. А контролировать действия бандформирований у тогдашнего грузинского руководство уже не хватало сил.

В августе 2008 года Николай Дзагоев, несмотря на 75-летний возраст, сразу после начала обстрела Цхинвала добрался до работы и не покидал больницу до окончания военного противостояния. Югоосетинские медики работали три дня в подвале здания больницы, совершенно не приспособленном для лечения больных и раненных. Врачи падали в обморок от усталости и голода.

Через месяц Николай Дзагоев будет отмечать свой 80-летний юбилей. В новой книге он не только вспоминает свою работу в самых сложных экстремальных условиях, но и рассказывает о ярких коллегах, спасших многие жизни своих соотечественников.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG