Accessibility links

Вот уже пошла вторая неделя, как у меня в редакции - а она располагается на втором этаже обычной хрущевки - нет воды. Живительной влаги и раньше было как-то не слишком много. Но в течение того часа раз в сутки, когда она вдруг появлялась, мы успевали наполнять все находящиеся в нашем распоряжении емкости и были этим весьма довольны. Однако сейчас ее нет совсем, она исчезла. Исчезла бесследно - сухо в кранах не только в нашей редакции, но и как минимум в доброй половине сухумских квартир.

Уверен, если бы сейчас президент расщедрился на очередную пресс-конференцию, то вопрос о воде наверняка был бы задан ему среди первых. Обычно с такого рода проблемами обращаются к коммунальщикам или в местные органы власти, но в Абхазии так исторически сложилось, что вся маленькая абхазская вселенная крутится вокруг одного солнца - главы государства. Ну, значит, и все вопросы исключительно к нему.

Он единственный из всей этой огромной бюрократической машины – от самого низу до самого верха, – кого выбирают. Все остальные являются назначенцами Его Величества, а значит, априори не несут ответственности за свои действия перед обычными людьми. Поскольку их не выбирали, никто не вправе упрекать их в том, что они не выполнили своих обещаний, ибо этих обещаний и не было. Для чиновника важно только одно – чтобы даровавшая ему власть высшая персона ни на мгновение не усомнилась в его бесконечной преданности. А все остальное – непрофессионализм, бездушие, нечистоплотность – при наличии этой преданности не столь важно. Обладатель трона сквозь пальцы смотрит на мелкие недостатки своих подчиненных. Впрочем, здесь я, скорее, ошибаюсь: все перечисленные чиновничьи хронические болячки не просто важны, они необходимы. Без "ингредиентов" бюрократической некомпетентности монолит личной преданности вышестоящему лицу легко может дать трещину. Ведь если ты профессионал, не берешь взяток, не пилишь бюджет, это означает, что ты предан закону, а не какой-то отдельно взятой вип-персоне, даже такой уважаемой, как наш президент.

В общем, как вы поняли, я не собираюсь вдаваться в детали августовского обескровливания сухумского водопровода, так как уверен: здесь не обошлось без системного сбоя, который изначально заложен в нашей Конституции, делегировавшей все рычаги управления страной одному человеку – президенту.

И только не подумайте, что я его в чем-то обвиняю. Наоборот, сочувствую. Ведь обратной стороной обладания безграничной властью является тот прискорбный факт, что он автоматически стал объектом всех возникающих у людей претензий, хотя ко многим проблемам он имеет весьма косвенное отношение. Однако в системе координат абсолютной монархии абхазского образца именно Александру Анкваб теперь приходится играть роль персонажа из известной частушки, который вылакал всю воду из крана.

Нужна децентрализация не только власти, но и ответственности. Думаю, уже наступила пора, когда граждане сами могут избрать себе не только президента, но и руководителей помельче. Для начала можно было бы принять решение о выборах хотя бы мэра столицы. Учитывая, что Сухум наряду с Гагрским районом является регионом, который сам зарабатывает себе на жизнь, это было бы вполне логичным. В конце концов, горожане, исправно платящие налоги, имеют право знать не только, как и на что тратятся деньги, но и иметь возможность спросить с того, кто несет ответственность за рациональное использование денежных средств.

Президенту, который, судя по всему, считает самодержавие лучшей формой правления, стоило бы подумать о минусах этой системы власти. Сторонники абсолютистской президентской модели любят апеллировать к опыту США. При этом как-то упуская из виду, что без изначально самостоятельных органов местного самоуправления, без разделения властей Америка накрылась бы медным тазом. Что уж говорить в этом случае об Абхазии? С президентом-самодержцем и полностью зависимыми местными органами управления сильного государства не бывает. Это аксиома. Впрочем, в этой модели "сила" президента – это тоже величина весьма условная.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG