Accessibility links

Телевидение и политический капитал


Грузинский медиа-эксперт Звиад Коридзе

Грузинский медиа-эксперт Звиад Коридзе

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире с медиа-экспертом Звиадом Коридзе, который находится на прямой связи из Тбилиси.

Дэмис Поландов: Звиад, вы только что звучали в материале нашего корреспондента, но там были общие рассуждения о том, что сочетание "политические деньги и телевидение" не есть хорошо. Я хотел бы с вами сегодня поговорить о конкретной ситуации в ходе предвыборной гонки, которая сейчас идет в Грузии. Премьер-министр принял решение отказаться от "Девятого канала" – продать или ликвидировать, – собственно, он уже не вещает. Как бы вы оценили сегодня позицию разных политических сил именно в медиа-пространстве? Одинаково ли они представлены, нет ли у какой-либо силы больших ресурсов, чем у других?

Звиад Коридзе: Если мы возьмем состояние грузинских электронных телевизионных медиа, можно сказать, что за последние 10 лет в них резко изменилась ситуация именно в сторону того, что политический капитал стал более активно действующим актором именно на телевизионном рынке. Если мы будем сравнивать реальные индексы: сколько поступлений в телеканалы идет от коммерческой деятельности и сколько от политических влияний, то можно прямо сказать, что абсолютный перевес в сторону политического капитала. Это очень опасное движение. Допустим, в 2011 году, когда мы сделали анализ состояния финансовой части наших телевизионных компаний, выяснилось, что на "Рустави-2" около 72% поступлений составляли нерекламные доходы – это ненормально. Я считаю, что как раз это и есть политический капитал, который не контролируется нашим обществом, и эти деньги идут в телевидение для формирования нового политического распорядка дня.


Дэмис Поландов: Собственно, получается, что сегодня "Рустави-2" остается на линии, а "Девятый канал" исчезает? Вам не кажется, что происходит перевес?

Звиад Коридзе: Грузинский парламент с нашей помощью и помощью тех людей, которые подготовили законопроект, уже принял его и он вступил в силу (поправки в закон "О вещании"). Там обязывают все телевизионные и радиоканалы, т.е. каналы-лицензиаты, представлять подробные финансовые отчеты обществу, и это должно быть очень прозрачно. Вот этот процесс должен начаться сейчас, потому что всегда появляются политики, у которых есть деньги для своих конкретных политических целей, и они видят самый краткий путь для осуществления своих политических интересов в том, чтобы вкладывать свои деньги не в общественный, публичный процесс, а именно в медиа. Затем эти деньги они уже окупают своим политическим выигрышем. Поэтому мы должны сделать такое разграничение: деньги от политической деятельности политических лидеров и субъектов не должны идти в медиа.

Если мы посмотрим на решение Бидзины Иванишвили с позитивных позиций, можно сказать, что он отлучил свою политическую деятельность от медиа, сказав, что этот канал был для него проблемой и в личном, и в финансовом контексте, потому что компания требовала огромных денег, но ничего не давала взамен владельцу, потому что не являлась одной из рейтинговых телекомпаний. С другой стороны, это была всегда проблема в политическом контексте, потому что Иванишвили очень много говорил о том, что во время переговоров с зарубежными коллегами всегда стоял вопрос именно "Девятого канала". Даже внутри страны, когда мы рассматривали ситуацию в грузинских медиа, всегда делали акцент на то, что этот канал принадлежал премьер-министру, а не какому-то богатому человеку, и это всегда было опасно для продвижения нормальных общественных процессов в стране. Сейчас самое главное, что этот процесс, если не видеть и не искать каких-то задних мыслей в этом поступке премьер-министра, положит начало тому, чтобы наши электронные медиа открыто говорили обществу, откуда у них деньги.

Дэмис Поландов: Это такой призыв действием Бидзины Иванишвили?

Звиад Коридзе: Я не уверен, что он так призывает, я выражаю свое мнение и хочу увидеть этот позитивный оттенок в действиях Иванишвили. Я хочу, чтобы этот его поступок стал поводом для процессов оздоровления грузинских электронных медиа. Если этого не случится, и это окажется пиар-акцией, которую провел Бидзина Иванишвили, сказав: "ну, ладно, я хочу, чтобы "Девятый канал" не вмешивался в предвыборную президентскую конку, и это будет беспристрастная кампания", – тогда можно сказать, что это был промах или холостой выстрел, потому что самое важное сейчас то, что процесс сдвинулся. Это процесс, с одной стороны, внутригрузинский, общественно-политический, но, с другой стороны – очень важный сигнал для стран бывшего Советского Союза, Восточного партнерства, для тех стран, которые поддерживают европейский вектор, – они просто должны показать свое лицо, сказать, что в этой стране, может, не будет десяти каналов, а будет три канала, потому что рекламный рынок у нас пока очень узкий, т.к. нет бурного экономического роста в Грузии, но этот экономический потенциал, этот рекламный рынок, который есть в коммерческой стране, – он будет снабжать эти каналы.

Дэмис Поландов: Но вам не кажется, что эти три канала все равно превратятся в противостоящие друг другу структуры? Сегодня эксперты уже говорят о том, что ликвидация "Девятого канала" и проблемы, которые есть у "Маэстро", – все это просто консолидация медиа-активов на базе "Имеди"…

Звиад Коридзе: Я, может, по-другому посмотрел на этот процесс, потому что "Имеди" формально единственный канал, который, будучи возвращен семье Патаркацишвили, не является политически ангажированным. Если просмотреть опросы общественного мнения начала 2013 года (а этот канал передали семье Патаркацишвили в конце 2012-го), проведенные NDI и другими организациями и наблюдателями, когда нашим гражданам задавали вопрос: "Какому каналу вы доверяете больше всего?" – они отвечали: "Имеди". У "Имеди" не было в начале 2013 года такого вотума доверия, но у граждан было ощущение, что "Имеди" не будет поддаваться политической ангажированности и будет именно независимым каналом.

Дэмис Поландов: Вы разделаете эту точку зрения?

Звиад Коридзе: Если "Имеди" будет делать крен в сторону какой-то политической силы, правящей или оппозиционной, но не в редакционной политике, а именно в финансовой части, если туда будут вкладывать деньги политические лидеры, то тогда "Имеди" потеряет этот вотум доверия, и это будет очень опасно. Это не означает, что в "Имеди" будут сосредоточены интересы правящей партии, а в "Рустави-2" – оппозиционных партий. Нет, такая диспропорция не будет в грузинских медиа. Или будет все в одну сторону, или в другую, если там будет превалировать политический капитал. Вот смотрите, как было у Саакашвили: до 2007 года шел процесс, когда Саакашвили "собирал" все каналы, а когда он преодолел барьер "Имеди", уже с начала 2008-го года все три общенациональных канала были в руках правящей партии, и тогда не было никакого политического плюрализма в стране. Вот эта опасность возможна и сейчас. Потому что если одна политическая сила допустит это, то, я уверяю, что она завладеет всеми каналами. Мы должны освободить телевизионный рынок именно от политического капитала, и это вызов времени. Это должны ощущать все медиа-менеджеры. Таково мое личное мнение.
XS
SM
MD
LG