Accessibility links

Мы им – "здравствуйте", они нам – "до свидания"!


Журналисты независимых СМИ не претендуют на информацию, относящуюся к разряду государственной или иной тайны, им нужна информация общественно значимая, волнующая общество

Журналисты независимых СМИ не претендуют на информацию, относящуюся к разряду государственной или иной тайны, им нужна информация общественно значимая, волнующая общество

У журналистов всех независимых СМИ Абхазии есть проблемы с доступом к информации. Для журналистов государственных СМИ ситуация несколько иная. Подчиняясь внутренней цензуре, они обычно не претендуют на информацию, которую власти не желают распространять, и довольствуются той, на какую госорганы расщедрятся. Журналистам независимых СМИ вечно неймется, и они хотят, как правило, получать информацию сверх той дозы, которую готовы им отмерить чиновники. Более того, вечно пристают к ним с "неудобными", на их взгляд, вопросами. Надо обязательно оговориться, журналисты независимых СМИ не претендуют на информацию, относящуюся к разряду государственной или иной тайны, им нужна информация общественно значимая, волнующая общество.

Я помню, как однажды ко мне обратились родственники пожилой дамы, которая долго и мучительно умирала от рака, но они так и не смогли раздобыть наркотические препараты, чтобы облегчить ей последние дни жизни. Вопрос "Почему наркоманы разживаются этими препаратами с легкостью, а умирающему от раку человеку необходимо соблюсти множество формальностей, чтобы получить помощь в смертный час?" лег бременем на их сердца. Они адресовали его мне, а я – министру здравоохранения Зурабу Маршания. Услышав мой вопрос, он указал мне на дверь. Я тогда обратилась за помощью к премьер-министру Александру Анкваб и попыталась объяснить ему, что любой министр обязан отвечать на вопросы граждан, касающиеся его работы. Меня ждал забавный ответ: "Посмотрите на себя, – сказал будущий президент, – всегда ли вы пишите правильно и корректно? Чего вы от меня хотите? Чтобы я позвонил министру и заставил его говорить с вами?" Меня его ответ удивил. Премьер-министр и будущий президент Александр Анкваб считал, что надо уметь угодить министру или другому должностному лицу, чтобы оно возжелало говорить с журналистом! Он не понимал, что общение с прессой – важнейшая обязанность любого должностного лица!


И таких ситуаций каждый независимый журналист может привести немало. Многие из нас уже давно перестали обращаться к тем чиновникам, которые систематически отказываются от общения с журналистами. Тех же, кто готов говорить, к сожалению, совсем немного.

Вчера с чиновничьим беспределом столкнулась наша коллега Анаид Гогорян. Она проводит общественную кампанию в рамках проекта "Внесение поправок в закон "О праве на доступ к информации в Республике Абхазия". Цель кампании – провести мониторинг работы закона и посмотреть на то, как исполняют требования закона чиновники, и существует ли в жизни у граждан реальный доступ к информации. Члены Ассоциации независимых журналистов РА (АРСМИРА) 1 июля с.г. направили запросы в десять различных государственных министерств и ведомств, в которых сформулировали актуальные для граждан вопросы. Наиболее оперативным министром, знающим закон "О доступе к информации" и уважающим интересы граждан страны, оказался министр иностранных дел Вячеслав Чирикба. Его заместитель – Ираклий Хинтба по поручению министра на следующий день ответил на запрос и предоставил журналистам требуемый перечень международных организаций, работающих в Абхазии.

Два дня спустя после получения запроса на него ответил и министр финансов Владимир Делба, проинформировав журналистов о том, что запрашиваемая информация не относится к деятельности Минфина. Запрос касался предоставления проектно-сметной документации на строительство городского стадиона и реконструкции жилого дома по улице Басария.

Самая длинная история общения у журналистов была с Зоей Цуновной Авидзба, начальником Управления государственной статистики РА. Первый запрос был ей направлен 7 мая 2013 года, в нем запрашивалась информация по итогам последней переписи населения в Абхазии. Журналистов интересовал национальный состав населения, источники средств существования, уровень владения государственным языком и др. Ответа не последовало. 1 июля ей направили повторный запрос. На ряд вопросов ведомство ответило, но запросило уточнение, что подразумевают журналисты под "демографической" и "социально-экономической" характеристикой населения. Вопрос о том, сколько абхазов, живущих в Абхазии, владеют государственным языком, она также решила уточнить. По ее мнению, в Абхазии наряду с абхазским языком русский также считается государственным. Статья 6 Конституции РА однозначно определяет, что в Абхазии государственный язык один – абхазский.

Тот факт, что чиновник уровня начальника Управления госстатистики об этом не знает, вызвало в обществе возмущение. Наверное, этим и объясняется ее реакция на журналиста Анаид Гогорян, когда она принесла в Управление госстатистики уточнение, которое затребовала сама же чиновница. Ее реакция оказалась неадекватной. Журналист попросила секретаря в приемной зарегистрировать запрос и сообщить его входящий номер. В этот момент Зоя Цуновна из своего кабинета бросила реплику: "Еще расписку им дай, чтобы в газете было, что написать!" Потом она вошла в приемную, Анаид Гогорян поздоровалась. На что Зоя Цуновна грозно ответила: "До свидания! Больше сюда не приходите, я решу этот вопрос!" Она хлопнула дверью и удалилась в кабинет, продемонстрировав журналисту свое отношение.

Остается только добавить, что семеро представителей кабинета министров до сих пор не отреагировали на запросы журналистов. Это вице-премьеры правительства – Индира Вардания, Александр Страничкин, Беслан Эшба, премьер-министр Леонид Лакербая, министр внутренних дел Отар Хеция, министр экономики Давид Ирадян и председатель Госкомимущества Константин Кация. Господа, закон обязывает вас предоставить ответ в течение 10 рабочих дней, а пошел второй месяц со дня получения запроса. Мы не забыли, мы – ждем!

Очень кстати в интернет-пространстве подвернулось видео с записью замечательной речи абхазского президента на встрече с избирателями в поселке Агудзера. Он заявил следующее: "Меня всегда крайне раздражали чиновники, которые, попав в какое-нибудь кресло по заслугам или не по заслугам, или волей каких-то обстоятельств, считали или считают, что это им даровано сверху, и они могут распоряжаться должностными полномочиями, как они хотят. Никакие чиновничьи кабинеты не должны быть закрыты для людей, а мы имеем, к сожалению, много негативных примеров такого рода, хамское отношение к людям, наплевательское отношение к их обращениям, факты откровенной грубости, и такая власть, естественно, никого не устраивает. Ваш покорный слуга намерен крайне ужесточить отношение к такого рода чиновникам, крайне ужесточить… Меня лично всегда заботили простые люди. Нас должны заботить люди, которые нас не знают…"

Интересно, отвечает ли президент за свои обещания? Или он сам, попав в высокое кресло, оказался в когорте тех, кто считает, что оно даровано им сверху?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG