Accessibility links

Решение за федеральным центром


На протяжении двух десятилетий ингушская и осетинская стороны так и не смогли договориться о количестве ингушей, имеющих право на возвращение в свои дома или получение компенсации за утраченное имущество

На протяжении двух десятилетий ингушская и осетинская стороны так и не смогли договориться о количестве ингушей, имеющих право на возвращение в свои дома или получение компенсации за утраченное имущество

На пресс-конференции, которая прошла в минувший четверг в ИТАР-ТАСС, и.о. главы РИ Юнус-Бек Евкуров заявил, что устранением последствий осетино-ингушского конфликта должен заниматься федеральный центр. Действительно, за 21 год, прошедший с момента конфликта, большинство ингушских переселенцев так и не смогли обустроиться по месту прежнего проживания.

Причин, по которым возвращение ингушских беженцев в села Пригородного района не завершилось до сих пор, много. Для их решения, по убеждению большинства аналитиков, требуется только желание и воля федерального центра. На пресс-конференции, которая прошла 22 августа, об ответственности федерального центра за устранение этих причин заявил и Юнус-Бек Евкуров. Он не стал подробно останавливаться на тех проблемах, которые имеются сегодня у ингушских беженцев, ограничившись лишь перечислением некоторых из них: возвращение беженцев в их дома и компенсация за потерянное имущество.


ПЦ "Мемориал" неоднократно указывал на объективные препятствия, существующие при разрешении последствий осетино-ингушского конфликта, и давал ряд рекомендаций для их устранения. На протяжении двух десятилетий ингушская и осетинская стороны так и не смогли договориться о количестве ингушей, имеющих право на возвращение в свои дома или получение компенсации за утраченное имущество. На преодоление последствий влияют настроения и установки людей, переживших вооруженный конфликт. Несмотря на значительное улучшение в отношениях между представителями двух национальностей по району в целом, остается еще ряд населенных пунктов, куда возвращение невозможно. Это, прежде всего, с. Октябрьское, с. Ир и пос. Южный. Непонятная ситуация и с жителями ликвидированных населенных пунктов Терк и Чернореченское, которые попали в так называемую водоохранную зону. Как быть с этими людьми?

Есть и другой аспект в разрешении постконфликтной ситуации – проблемы, которые считаются решенными, но, по сути, всего лишь умело завуалированы.

В июле 2007 года на окраине пос. Майский Северной Осетии был ликвидирован некогда большой лагерь ингушских беженцев. Закрытие лагеря проходило долго и болезненно. В конце февраля того же года городок беженцев посетил заместитель полпреда в ЮФО Виктор Анпилогов. Чиновник приехал с целью разобраться с ситуацией, сложившейся вокруг этого городка. На тот момент там проживало 27 семей, а сам лагерь больше четырех месяцев был отключен от света и газа. Выслушав требования беженцев, чиновник поручил создать комиссию для решения этих проблем, а через две недели он вернулся в сопровождении членов этой самой комиссии и журналистов из Северной Осетии. Представителям пяти семей, проживавших до конфликта в пос. Южный, в торжественной обстановке вручили ключи от их домов. Беженцам предложили возвращаться, заверив в том, что дома освобождены от незаконных владельцев, проживавших там после 1992 года. Торжественный момент вручения ключей сняли на видеокамеру и показали по осетинскому телевидению. В тот же день четверо обладателей ключей самостоятельно поехали в пос. Южный. К их большому разочарованию, в трех домовладениях по-прежнему проживали беженцы из Южной Осетии, которые были не меньше удивлены новостью о своем выселении. Ключи, врученные беженцам, оказались фикцией, потому что ни в одном из домовладений не было замков на входных дверях, к которым они бы подошли. Четвертый дом, принадлежащий Магомеду Куштову, отсутствовал, так как с момента его разрушения в период конфликта строительные работы по его восстановлению не проводились. К слову сказать, тому же Магомеду Куштову через месяц после этого случая руководитель межрегионального управления ФМС России отказал в оказании государственной поддержки в восстановлении жилья, сославшись на препятствия со стороны соседей.

Другие проблемы, поднятые беженцами на встрече с чиновником из полпредства, так и не были разрешены. Лагерь ликвидировали. Часть беженцев переселилась в места компактного поселения Ингушетии, другая часть поселилась в пос. Новый, созданном в 2006 году в приграничной с Ингушетией зоне. Переселяясь в "Новый", беженцы отказывались в пользу государства от своей собственности в Северной Осетии. Взамен они получали участки земли и право на государственные субсидии на строительство домовладений. Несмотря на многочисленные обещания федеральных и республиканских чиновников, документы о передаче земельных участков в собственность семьям, переехавшим в "Новый", выданы не были.

На протяжении всего постконфликтного времени федеральный центр присутствовал в этом регионе, но его полномочия были зыбкими и расплывчатыми. Для возвращения и обустройства людей в места прежнего проживания зачастую полномочий не хватает, а для лишения беженцев временного жилья находятся и полномочия, и ресурсы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG