Accessibility links

В силу ряда объективных обстоятельств Абхазия в отдельных сферах жизни выступает в роли догоняющего. Война и блокада 90-х, к примеру, явно затормозила переход к рыночным отношениям. А телекоммуникационный бум с широким распространением интернета пришелся уже на последние пять лет. Поэтому, видимо, в Абхазии еще не все поняли, что в словосочетании "виртуальная реальность" второе слово ничуть не менее важно, чем первое. Нередко можно услышать что-то вроде "Вы там сидите в Фейсбуке, а в реальности..."

Реальность интернета не нуждается в каких-либо доказательствах с моей стороны, он и сам весьма доходчиво все "объясняет", вторгаясь в самые разные сферы жизни и нередко навязывая свои правила. Может ли сегодня кто-то в Абхазии игнорировать тот факт, что пресловутое абхазское сарафанное радио по скорости распространения информации теперь вплотную приблизилось к скорости света? Риторический вопрос. А вот вопрос более серьезный: насколько готово абхазское общество к тем вызовам, которые ставят перед ним новые технологии?


Недавний скандал вокруг форума сайта abkhaz-auto.ru наглядно показал, что некоторые характерные для Всемирной паутины явления в абхазском обществе вызывают столь бурную реакцию, что в ход идут даже требования закрыть форум на отдельном сайте. Удивительно, что с таким призывом выступили представители оппозиции, которых, как говорится, положение обязывает защищать свободу слова. Возмущение вызвала группа анонимных блогеров на форуме abkhaz-auto.ru, весьма благосклонно относящихся к властям и нещадно критикующих оппозицию. Созданный совсем недавно оппозиционный Координационный совет политических партий и общественных движений Абхазии разразился заявлением, в котором, в частности, говорилось: "После выборов президента на этом сайте была "раскручена" дискуссионная площадка для анонимов, которые работали командно, под прикрытием руководства сайта. Задачей анонимной площадки была манипуляция общественным мнением, "слив" необходимой компрометирующей информации, дискредитация оппозиционных сил общества. Нормой для анонимов стало оскорбление общественных и политических деятелей, разжигание национальной розни, навязывание обществу сомнительных, ущербных так называемых новых ценностей, подмена демократических свобод безответственностью людей, прикрывающихся анонимными никами... Поэтому мы предлагаем учредителям сайта abkhaz-auto.ru официально заявить о своей ответственности за все высказывания, звучащие из уст анонимщиков, или закрыть анонимный форум".

Обращение КС несколько обескуражило. Есть какая-то подкупающая непосредственность в таких вот эмоциональных заявлениях, но в целом, конечно, это выступление было ошибкой. Дело не только в свободе слова, пусть даже и анонимного, на которое покусились оппозиционеры. И не важно, действительно ли анонимные комментаторы на abkhaz-auto.ru являются профессиональной командой, нанятой властями для собственного пиара и сливов компромата. Если даже это так, то своим заявлением КС лишь придал значимости и самому ресурсу, и заявлениям анонимных блогеров. А что уж говорить о главном анониме под ником "Колх", который на время стал самой обсуждаемой фигурой в абхазском медийном пространстве. В его личном пиаре, впрочем, поучаствовала и власть в лице министра образования Даура Начкебия, который начал объяснять всем, что он не "Колх", после того как в сети прошел такой слух.

Абхазские власти, кстати, допускают те же ошибки, что и оппозиция. Помню, как недавно глава президентского Управления информации Кристиан Бжания отреагировал официальным заявлением на заметку журналистки Елены Заводской о бетонных заводах у водозабора реки Гумиста. Не буду останавливаться на том, в какой интонации было выдержано заявление – назовем ее тоже проявлением "подкупающей непосредственности", – а уточню лишь одну деталь: заметка Елены не была опубликована в СМИ, но представляла собой лишь запись в ее собственной ленте на Фейсбуке. То, что эта заметка была перепечатана каким-то сайтом, сути не меняет – власти, откликнувшись, продемонстрировали лишь свое персональное внимание к Елене Заводской и подтолкнули очень многих ознакомиться с ее частным мнением.

Конечно, абхазский сегмент интернета совсем невелик, и личное или опосредованное знакомство участников многих дискуссий между собой накладывает особый отпечаток на характер виртуального общения. Возникает даже иллюзия, что в силу этого могут быть созданы какие-то отдельные правила для абхазского сетевого пространства - мол, давайте без анонимов, например. Однако никаких технических возможностей отменить свободу, которая укоренилась в сети, у абхазских властей, и уж тем более у оппозиции, нет. Анонимность в интернете – это просто данность, с которой придется жить. На Западе, к примеру, анонимный компромат (не путать с информацией от анонимного источника) не удостаивается реакции со стороны властей, да и нормальные издания никогда его не распространяют.

И, наконец, журналисты – тоже люди, они могут вести блоги, делиться своим мнением, давать оценки, шутить или злословить. И если уж чиновникам очень хочется с ними подискутировать, то лучше это делать на той же площадке – в Фейсбуке, например.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG