Accessibility links

"Свободу минарету!"


Грузинские мусульмане, принявшие сегодня участие в акции протеста в Батуми, потребовали восстановления справедливости и возвращения минарета на место

Грузинские мусульмане, принявшие сегодня участие в акции протеста в Батуми, потребовали восстановления справедливости и возвращения минарета на место

Грузинские власти утверждают, что столкновение между полицией и жителями села Чела носит не религиозный характер – речь идет о правонарушении. Патриархия в разжигании межрелигиозной розни обвиняет некую третью силу. НПО же утверждают, что обстановку нагнетает государство, поскольку проблему можно было решить и на месте. Параллельно продолжаются акции протеста.

"Свободу "заключенному" минарету!" – требовали сегодня собравшиеся в Батуми мусульмане.

"Требуем восстановления справедливости, возвращения минарета на место. Требуем, чтобы все, кто хоть отчасти виновен в этом вандализме, извинились перед мусульманской общественностью!" – заявил участник акции Джемал Цецхладзе.

Все произошло из-за ошибки, допущенной сотрудниками таможни – они присвоили деталям минарета неверный код в процессе растаможивания. Однако позже у Службы доходов Минфина появились подозрения, что эта оплошность могла привести к занижению ставки налога на импорт. Поэтому в ведомстве приняли решение демонтировать минарет, перевезти его в специальное место и там заново замерить вес конструкции. Говорит представитель Службы доходов Тамар Андриадзе:


"В данный момент интенсивно идет экспертиза металлической конструкции минарета. Как только она завершится, результаты станут известны общественности. После завершения экспертизы и соответствующих процедур по растаможке, минарет будет установлен за счет Службы по доходам".

Однако, по словам сотрудника Центра изучения и мониторинга прав человека Тамты Микеладзе, которая побывала в селе Чела, минарет срезан настолько грубо, что установить его будет невозможно. Более того, юрист отмечает, что для сбора необходимой информации в демонтаже конструкции не было никакой необходимости:

"В законодательстве точно расписано, какие механизмы нужно применить при "выездной проверке". Там нигде не говорится о том, что объект надо демонтировать или увозить. Речь идет о взятии пробы, проверке документации".

Тем не менее правозащитники озадачены не только действиями сотрудников Службы Минфина. Они возмущены грубостью, которую в отношении мусульман села Чела проявили сотрудники полиции. Дело в том, что местные жители, которых никто не предупредил о происходящем, попытались прорваться во двор мечети и помешать разборке минарета. Но полицейские выставили кордон и отказались пропускать верующих, некоторым из них даже нанесли телесные повреждения. Как заявил Народный защитник Грузии Уча Нануашвили:

"По информации, которую распространили СМИ, сотрудники правоохранительных органов физически расправились с местным населением. Мы думаем, что это неприемлемо, и требуем обязательного изучения и реакции со стороны соответствующих ведомств".

Наказать всех, кто совершил противозаконные действия, потребовала и Патриархия Грузии. Судя по заявлению главы пресс-службы Патриархии Давида Шарашенидзе, она внимательно следила за реакцией общества на столкновение:

"Заявления, сделанные в связи с событиями в селе Чела, дают нам повод думать, что определенные силы хотят эти события представить как оскорбление религиозных чувств, нарушение прав мусульман".

О том, что конфликт не носит религиозного характера, заявила сегодня и глава парламентского комитета по правам человека Эка Беселия.

Сотрудник Центра изучения и мониторинга прав человека Тамта Микеладзе вспоминает конфликты в Цинцкаро, Нигвзиани, Самтацкаро, когда местным мусульманам не давали возможности свободно молиться:

"В случае с Нигвзиани, Цинцкаро, Самтацкаро проблема государства заключалась в том, что оно не вмешивалось в конфликты и предоставляло религиозным лицам решать их самим. В Самтацкаро, например, полиция не пыталась предотвратить действия местных христиан, которые не позволяли мусульманам войти в молитвенный дом. А в данном случае государство вмешалось непосредственно, но использовало жестокие, репрессивные меры. Власти приняли решение, законность которого весьма сомнительна, и тем самым оскорбили религиозные чувства людей".

Тамта Микелазде считает, что власти несут ответственность даже не за злонамеренные действия, а за нежелание действовать или неверную реакцию на подобные ситуации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG