Accessibility links

Дух старого Цхинвала от Джиоевой


Алеся Джиоева любовь к родине демонстрирует не только в социальных сетях: когда зимой 2011 года ее родную сестру фактически взяли под стражу в больничных стенах, профессор МГУ стала ее голосом и защитницей за пределами Южной Осетии

Алеся Джиоева любовь к родине демонстрирует не только в социальных сетях: когда зимой 2011 года ее родную сестру фактически взяли под стражу в больничных стенах, профессор МГУ стала ее голосом и защитницей за пределами Южной Осетии

Профессор МГУ Алеся Александровна Джиоева презентовала сегодня в Цхинвале свой новый учебник "Insights into Politics and the Language of Politics: a Course of English" (Введение в политику и язык политики). Актовый зал местной школы-интерната был забит людьми, которые пришли не столько приобщиться к тайнам языковедения, сколько послушать свою известную соотечественницу, а по возможности и пообщаться с ней.

Сегодня Алеся Джиоева вдохнула в аудиторию дух старого Цхинвала – с его особым интеллектуализмом, высокой культурой, свободой. В зале сидели не только специалисты по английскому языку, большинство пришло послушать высокую, красивую речь, которой давно не было слышно в Цхинвале. Для интеллигенции, которая прозябает где-то на самых задворках жизни, это была счастливая возможность прикоснуться к миру, свободному от страха, зависимости от обстоятельств, не погрязшему в примитивных предубеждениях.


"Любимая команда?" – "Манчестер Юнайтед". "Любимый политик?" – "Джон Кеннеди". "Я пишу учебники по политике, – с улыбкой объясняет Алеся Джиоева, – но при мне удается никогда не включать телевизор". Впрочем, когда разговор уходит в глубину, в ее улыбке начинает ощущаться горечь. "Политика – цинизм. Цинизм, когда убили Джона Кеннеди, цинизм, когда несколько посредственностей отменили результаты голосования на президентских выборах в декабре 2011 года. Но это – жизнь", – говорит она, словно стесняясь своей откровенности. А еще: "Мои друзья в Америке, мои друзья в Англии…"

Рассказывая о своей новой книге, легкими мазками рисует портрет средневзвешенного американца – человек он благожелательный, но наивный. Кто-то из зала, видимо из числа старых знакомых, просит рассказать стихотворение про паровозик. Молодежь, которая, судя по всему, и без того пребывает в легком замешательстве, – ведь так просто и открыто, не опасаясь последствий, в Цхинвале говорить не принято, – начинает перешептываться: что, мол за паровозик? Оказывается, у Алеси Джиоевой есть любимый образ из американской сказки "Паровозик, который смог". Крошечный паровозик взялся помочь большому составу преодолеть гору, и в пути, выбиваясь из сил, он упрямо твердил себе под нос: "Я смогу!"

"Не надо пасовать, столкнувшись с самой, казалось бы, сложной ситуацией", – объясняет гостья. Из этой же оперы рекомендации в ее учебнике, как выстроить публичную речь. В качестве примера она дает известное выступление Мартина Лютера Кинга "У меня есть мечта". Студенты должны написать собственное "I have a dream".

Думаю, что половина зала в этот момент начало лихорадочно составлять в головах свой вариант такой речи. Начало моего звучало бы так: "Хочу, чтобы вернулись люди, которые когда-то делали наш город добрее, умнее, порядочнее". Вспоминаю разговор с одним цхинвалцем, живущим в Москве, но не устающим с любовью и горечью вспоминать свою родину во время застолья. "Почему бы, – спрашиваю, – вам не приехать в Цхинвал с курсом лекций, почему именитые российские медики - уроженцы Южной Осетии не могут выбрать недельку или несколько дней, чтобы провести бесплатный прием?" "Потому что, – попытался образумить меня мой собеседник, – потому что тот же врач весь год работает, а потом на две недели – в отпуск с семьей в Италию. Ну, где же ему набраться времени?"

Алеся Джиоева приехала: любовь к родине она демонстрирует не только в социальных сетях. Когда зимой 2011 года ее родную сестру Аллу Джиоеву фактически взяли под стражу в больничных стенах, Алеся стала ее голосом и защитницей за пределами Южной Осетии. После презентации зал долго не расходится: "Боже, как интересно, Боже, как нам этого всего не хватает…" Ведь за порогом – другой мир, в который совсем не хочется возвращаться.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG