Accessibility links

"Самоцензура – пройденный этап"


Сейчас особого давления на независимую или оппозиционную прессу нет. Наверное, определенное давление отрицательно сказывается на рейтинге власти. Президент Анкваб, скорее всего, это уже понял

Сейчас особого давления на независимую или оппозиционную прессу нет. Наверное, определенное давление отрицательно сказывается на рейтинге власти. Президент Анкваб, скорее всего, это уже понял

ПРАГА---Мы обсудим в прямом эфире проблемы абхазской прессы с главным редактором газеты "Чегемская правда" Иналом Хашиг.

Олег Кусов: Как вы считаете, изменилась ли абхазская пресса при президенте Александре Анкваб по сравнению с периодом Сергея Багапш?

Инал Хашиг: Я не думаю, что абхазская пресса сильно изменилась за эти годы. При Сергее Багапш все-таки были эмоциональные выпады против независимой, оппозиционной прессы, были заведены уголовные дела. Сейчас как бы этого нет, но это не означает, что власти очень дружат с независимой прессой – они с ней как не дружили, так до сих пор и не дружат. Просто особого давления на независимую или оппозиционную прессу нет. Наверное, определенное давление отрицательно сказывается на рейтинге власти. Президент Анкваб, скорее всего, это уже понял.


Олег Кусов: Правда ли то, что, будучи вице-президентом, Александр Анкваб устанавливал отношения с оппозиционной прессой, или это миф?

Инал Хашиг: Лично я такого не помню, чтобы с прессой как-то особо устанавливали отношения. Отдельные министры пытались и пытаются устанавливать нормальные деловые отношения, но это все обычно держится на личном факторе, когда, допустим, какой-нибудь редактор или журналист лично знаком с министром, и у них сложились определенные отношения, и это сказывается в дальнейшем. А так, чтобы складывалась какая-то целенаправленная политика по установлению какого-то доверия между властью и независимой прессой, не было этого ни при том президенте, нет и сейчас.

Олег Кусов: Вчера в нашем эфире прозвучал диалог между представителями югоосетинских средств массовой информации. Там сложилось довольно-таки неравное положение: почти все средства массовой информации Южной Осетии – государственные, и только одна оппозиционная – "XXI век", которая выходит два раза в месяц. В Абхазии какая пропорция между государственными и оппозиционными СМИ?

Инал Хашиг: У нас есть еженедельные газеты, выходящие регулярно. Все-таки негосударственных СМИ наверняка побольше, и их читают не только люди, недовольные властью, но, я думаю, и сама власть аккуратно вчитывается в каждую строчку того, что пишут независимые оппозиционные газеты. Это можно наблюдать по той реакции, которая иногда следует в виде специальных заявлений, комментариев для СМИ официального представителя президента в СМИ Кристиана Бжания, иногда сам президент что-то комментирует, т.е. нас читают, и, наверное, это даже неплохо. Другое дело, что от этого ничего особо не меняется, но, тем не менее.

Олег Кусов: А какова степень критики оппозиционной прессы? Есть какие-то если не списки, то самоцензура, о которой вчера говорили наши югоосетинские собеседники? Кого вы можете ругать, критиковать, а кого нежелательно?

Инал Хашиг: У нас каких-либо списков для самоцензуры абсолютно нет. Наверное, это уже давно пройденный этап, который сейчас проходит югоосетинская независимая журналистика. Мы уже давно не зацикливаемся на каких-то табуированных темах, личностях, которых абсолютно нельзя критиковать.

Олег Кусов: Лично вас когда-нибудь вызывали на ковер, пытались проработать?

Инал Хашиг: Ну, за свою долгую журналистскую карьеру приходилось.

Олег Кусов: Я имею в виду недавний этап.

Инал Хашиг: Нет. Уже примерно пару лет чиновники понимают всякую бессмысленность вызовов на ковер. Такое сейчас не практикуется.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG