Accessibility links

Неправильный "национал"


Исключением из правил "националов" можно считать и манеру общения этого политика с оппонентами. Если его однопартийцы используют крайне агрессивную риторику, то Бакрадзе всегда тщательно подбирает слова

Исключением из правил "националов" можно считать и манеру общения этого политика с оппонентами. Если его однопартийцы используют крайне агрессивную риторику, то Бакрадзе всегда тщательно подбирает слова

По итогам некоторых социологических опросов вторым номером в предвыборной гонке является кандидат на пост президента от "Национального движения" Давид Бакрадзе.

Можно сказать, что Давид Бакрадзе – тот редкий представитель "Нацдвижения", кто избежал резкой критики со стороны членов "Грузинской мечты". Бакрадзе повезло и в том, что, в отличие от других лидеров "Национального движения", его не вызывали на допросы в следственные органы.

Исключением из правил "националов" можно считать и манеру общения этого политика с оппонентами. Если его однопартийцы используют крайне агрессивную риторику, то Бакрадзе, выступая на публике, всегда тщательно подбирает слова:

"Я – Давид Бакрадзе. Всю жизнь пытался объединить людей. Мы убедили Россию вывести войска из Грузии в 1999 году, я вел переговоры с Абхазией, с Сергеем Шамба. Способствовал интеграции Грузии с Западом. Работал в парламенте с политическими лидерами. Грузия не должна быть разделена. И мы должны вместе ее объединить. Именно для этого я намерен использовать президентские полномочия".


Эти слова можно услышать в предвыборном ролике, который грузинские телекомпании транслируют в последнее время.

Благодаря своей умеренности Бакрадзе снискал симпатии большинства сторонников "Нацдвижения", что и позволило ему стать кандидатом на пост президента, которого впервые в истории страны избрали на внутрипартийных праймериз. Тогда же он пообещал, что "Нацдвижение" никогда не встанет на путь реваншизма и мести.

"Национальное движение" завершилось", – заявил он незадолго до этого в интервью газете "Версия". – Таким, каким оно было год и более назад, оно больше не будет".

"Говорю это как один из лидеров партии. Это заявление кому-то понравится, кому-то – нет. Может, это слишком резкое заявление для наших сторонников. Но партия должна показать, что учится на своих ошибках. Поэтому внутри партии происходят серьезные метаморфозы, и это не безболезненный процесс. Все должны знать: если "Нацдвижение" не изменится, оно не сможет восстановить мост, связывавший его с большой частью населения".

Бакрадзе был прав: его заявления на самом деле не понравились многим сторонником "националов". Ему пришлось разъяснить свою позицию, но суть сказанного им по большому счету осталась прежней.

Согласно проведенным соцопросам, Бакрадзе занимает второе место среди кандидатов на пост президента. В то же время он значительно отстает от лидера гонки – коалиционного кандидата Георгия Маргвелашвили.

В отличие от последнего, никто из соратников не пел ему дифирамбы. Поэтому Бакрадзе был вынужден сам представлять публике свои положительные стороны:

"В течение 10 месяцев, пока я был лидером оппозиции, я доказал, что могу быть одновременно критичным и компромиссным, резким и конструктивным. Могу потребовать от власти сделать дело. В то же время могу помочь ей сделать это дело".

Собственно, этим он и занимается – в рамках коабитационного процесса он провел несколько встреч с премьер-министром, в том число и в его резиденции в Уреки.

Как говорит эксперт Рамаз Сакварелидзе: "Бакрадзе отличается более либеральным настроем ко всему, в том числе и к коалиции. Так что определенная симпатия к Бакрадзе как со стороны "Грузинской мечты", так и со стороны населения вполне понятна. Рейтинг Бакрадзе превалирует среди рейтингов других "националов".

Недоброжелатели не упустили шансов отметить, что его сговорчивость и стала гарантией его неприкосновенности.

Бакрадзе – небольшой любитель появляться на людях с семьей. Он женат, у него двое детей. Супруга – Мака Метревели – дизайнер. Оппоненты политика не раз утверждали, что в модельном бизнесе она укрепила позиции благодаря высокому положению мужа. Плюс к этому в течение нескольких лет Метревели занимала разные посты в столичной мэрии.

Физик Бакрадзе стал политиком в 1998 году, начав карьеру во внешнеполитическом ведомстве страны. Там он провел четыре года, затем два года – в Совбезе.

После "Революции роз" Бакрадзе попал в парламент. А прошел он тогда по квотам его нынешнего конкурента Нино Бурджанадзе. Ему передали под управление комитет по евроинтеграции.

Во время внеочередных президентских выборов в 2008 году он возглавил штаб кандидата Михаила Саакашвили. Спустя несколько месяцев "националы", оказавшиеся в большинстве, избирают Бакрадзе спикером.

Именно в ранге председателя парламента он и встретил российско-грузинскую войну 2008 года. Несмотря на неоднократные опровержения и утверждения о том, что он этого не говорил, до сих пор на форумах и в социальных сетях можно встретить резкую критику Бакрадзе за то, что он призвал население выступить против врага, вооружившись всем, что попадет под руку. В том числе ножами с вилками. А самые отчаянные критики обвиняют Бакрадзе в том, что он, будучи вторым человеком в стране, закрывал глаза на все мерзости, творившиеся в период правления Саакашвили.

После проигранных "Нацдвижением" выборов в законодательный орган Бакрадзе возглавил парламентское меньшинство. Именно в контексте репутации всей партии "Национальное движение" и рассматривается личный рейтинг Давида Бакрадзе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG