Accessibility links

Осужденный пожаловался на пытки


По словам Дидигова, следователи следственной группы ГСУ СК по СКФО не препятствовали пыткам и сами угрожали физической расправой над ним и его близкими

По словам Дидигова, следователи следственной группы ГСУ СК по СКФО не препятствовали пыткам и сами угрожали физической расправой над ним и его близкими

Очередная жалоба на пытки в ходе следствия поступила в ПЦ "Мемориал" от жителя Ингушетии, осужденного недавно Верховным судом Северной Осетии на 15 лет лишения свободы. В данном случае человек не был задержан в ходе проведения спецоперации, а явился в правоохранительные органы добровольно.

Житель Назрани Юнус Дидигов явился в правоохранительные органы добровольно 19 октября 2012 года, узнав, что его личностью интересуются сотрудники силовых структур. После беседы Дидигова отпустили, но через несколько дней, 23 октября, вызвали в управление ФСБ и задержали. В этот же день его перевели в ИВС при МВД РСО-А в г. Владикавказ и стали допрашивать. Всякий раз, когда наступало время допроса, Юнуса с пакетом на голове вывозили с территории ИВС в неизвестное место и подвергали пыткам.


"Пытки сопровождались непрерывным избиением, а также применением электротока... Применение этих пыток имело целью добиться от меня признательных показаний в совершении преступлений, о которых мне ничего не было известно. Кроме того, от меня путем пыток требовали подписать показания, в которых содержались сведения о преступной деятельности других лиц, в том числе и тех, с кем я даже не был знаком…" – пишет в своем заявлении Юнус Дидигов.

Истязания продолжались 17 суток. Не выдержав пыток, и после угрозы применить к нему сексуальное насилие, Дидигов подписал признательные показания. Среди прочего Юнуса обвинили и в причастности к теракту на посту ДПС, расположенному на границе Осетии и Ингушетии, который произошел в день его задержания. Молодой человек пытался пожаловаться на пытки своему адвокату Зурабу Каркусову, но тот все жалобы переадресовывал следователю. По словам Дидигова, следователи следственной группы ГСУ СК по СКФО не препятствовали пыткам и сами угрожали физической расправой над ним и его близкими. В знак протеста, находясь в камере ИВС, Дидигов перерезал себе вены на руках. После срочной госпитализации и оказания медицинской помощи заключенного перевели в СИЗО федерального подчинения. Все тот же адвокат Каркусов предложил Юнусу заключить со следствием досудебное соглашение, обещав в этом случае небольшой срок. После того, как уголовное дело передали для рассмотрения в суд, Дидигова переводят в республиканский следственный изолятор, где он получает возможность связаться со своими родными и просит их прислать ему нового адвоката.

16 июля на первом судебном заседании Дидигов заявляет о пытках, которые применялись к нему на стадии предварительного следствия. Эти показания заносятся в протокол судебного заседания, а самого Дидигова из зала суда увозят в неизвестное место и пытают. Юнус под давлением пишет отказ от своего заявления, но на следующем судебном заседании, которое прошло 21 августа, передает через своего нового адвоката Магомеда Гандаур-Эги письменное заявление в ПЦ "Мемориал", в котором снова жалуется на пытки.

23 августа решением Верховного суда Северной Осетии Дидигова признают виновным по шести статьям уголовного кодекса РФ, среди которых посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, бандитизм, участие в преступном сообществе, и осуждают его на 15 лет лишения свободы.

Новый адвокат Дидигова намерен обжаловать данный приговор, но шансы на успех кажутся призрачными. Родственники осужденного также не ожидали такого решения, потому что абсолютно были уверены в том, что Юнус не совершал никаких серьезных преступлений. Именно эта уверенность и побудила его прийти добровольно на свой первый допрос.

На фоне тех попыток, которые предпринимают федеральный центр и республиканские власти на местах с целью наладить мирный процесс на Северном Кавказе, убедить боевиков выйти из "леса" и сдаться на милость властям, действия следственной группы ГСУ СК по СКФО могут негативно сказаться на налаживании этого процесса. О каком доверии может идти речь, если человек, добровольно сдавшийся властям, в итоге жалуется на пытки и несправедливое судебное разбирательство?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG