Accessibility links

Особенности политики Иванишвили


Когда прозвучал вопрос журналиста о том, что он собирается делать, если его кандидат не победит на выборах, действительно, премьер-министр растерялся и сказал, что подобного сценария не рассматривает

Когда прозвучал вопрос журналиста о том, что он собирается делать, если его кандидат не победит на выборах, действительно, премьер-министр растерялся и сказал, что подобного сценария не рассматривает

ПРАГА---Мы продолжаем тему сегодняшних заявлений премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили в рубрике "Некруглый стол". С нами на прямой линии из Тбилиси политолог Сосо Цискаришвили и его коллега – независимый эксперт Давид Лосаберидзе.

Кети Бочоришвили: Мы хотели бы сегодня обсудить основные моменты пресс-конференции премьер-министра и, прежде всего, заявление о том, что у него нет четкой позиции по Евразийскому союзу, но он не исключает вступление в него Грузии, если он будет отвечать ее стратегическим интересам. Батоно Сосо, у многих ваших коллег это вызвало сомнения. Не сигнал ли это для России о том, что Грузия может пересмотреть свой вектор. Правда, потом его соратники попытались разъяснить сказанное премьером, но и это у меня вызывает вопрос: почему вообще сложилась такая практика, когда члены коалиции должны пояснять, что хотел сказать премьер? Согласитесь, какая-то странная практика…

Сосо Цискаришвили: В первую очередь, я бы хотел отметить, что фраза о вступлении Грузии в Евразийский союз не звучала на пресс-конференции.


Кети Бочоришвили: Он сказал, что не исключает, если это будет входить в интересы Грузии.

Сосо Цискаришвили: Было сказано, что он будет изучать ситуацию и наблюдать за процессом. В данном случае Грузия не одинока в таком интересе: Евросоюз, Соединенные Штаты – все с интересом наблюдают, как будет развиваться проект президента Путина. Но раз пятнадцать во время пресс-конференции, до наступления полемики по этому вопросу, господин Иванишвили говорил о незыблемости позиции государства в развитии, в перспективе, в сторону Евроатлантического альянса.

Кети Бочоришвили: А как это, в принципе, может быть? Если, допустим, потом, в процессе "присматривания" выявятся положительные стороны, как это будет соотноситься одно с другим?

Сосо Цискаришвили: Естественно, надо будет выбирать один из нескольких вариантов. Неоднократно им заявлялось, что вступление в Евросоюз и НАТО – высший потолок для развития Грузии в своем государственном будущем. Но, скорее всего, потому его соратникам по политической коалиции приходится объяснять и разъяснять ситуацию в отношении ответа господина Иванишвили, что сразу же после этой фразы со стороны видных деятелей "Национального движения" прозвучали очень несправедливые комментарии о том, что, оказывается, Иванишвили вступает в Евразийский союз Путина. Такого нет, не было и, скорее всего, не будет, несмотря на то – будет ли Иванишвили премьер-министром или постарается посредством общественных организаций как-то влиять на ситуацию в Грузии.

Кети Бочоришвили: Батоно Давид, для меня неожиданным оказался тот момент на пресс-конференции, где премьер-министр попросил не делать врагов из всех "националов" и присмотреться к ним, поскольку там есть достойные люди. Не буду даже пояснять, почему это был неожиданный момент. Вообще, вы видите в Грузии перспективу сотрудничества таких, практически непримиримых лагерей?

Давид Лосаберидзе: Во-первых, это не первый случай, когда премьер и высшее руководство победившей коалиции заявляют о процессе сосуществования и коабитации.

Кети Бочоришвили: Да, но реально он существует? Как вы считаете, об этом можно говорить?

Давид Лосаберидзе: Смотря с какой точки будем на это смотреть. Лично у меня свое собственное мнение, и я думаю, что если учесть ту ситуацию, в которой находилась Грузия после выборов, и реваншистские настроения среди населения, наоборот, правительство играло именно роль миротворца в этом случае. И если кто-то в широких массах критикует "Национальное движение", – это именно процесс коабитации и сосуществования. Я, конечно, не юрист, и не могу прямо об этом заявить, но обвинение в этом кажется немного политизированным с той стороны, которая хочет играть роль мученика и оправдать в глазах Запада свои действия. С другой стороны, есть нарушения, и я не думаю, что это они случайные. Давайте посмотрим на вещи с другой стороны. В Грузии произошла мирная революция, т.е. ушла партия, которая готовилась владеть всеми браздами правления, и пришла новая сила. Какова эта сила – трудно сказать.

Кети Бочоришвили: То есть вы верите в то, что они могут сосуществовать?

Давид Лосаберидзе: Нет, я не думаю о сосуществовании. Я думаю, что пойдут другие процессы, некоторые из которых вертикального протеста, а некоторые – горизонтального. То есть из обоих лагерей будут выходить люди, которые будут более тесно сотрудничать. А с другой стороны, радикализация абсолютного большинства и с одной и с другой стороны будет усиливаться. Так что я не думаю, что это какой-то трагический или какой-то благостный процесс, – это просто будет говорить о том, что в Грузии идут политические процессы, которые не переходят в личную вендетту.

Кети Бочоришвили: Премьер уже много раз говорил об уходе из политики в гражданский сектор и о том, что он присмотрел себе преемника, но держит его имя в секрете. Как вы считаете, у него действительно есть сильная кандидатура, или он пока еще в поиске?

Давид Лосаберидзе: Я, естественно, не знаю позицию премьера. Единственное, что я могу заявить, – Иванишвили в политике как государственный руководитель или вне политики все-таки будет играть огромнейшую роль в политических процессах, и разговоры о том, что он уходит в небытие или вообще отходит от дел, слишком преувеличены.

Кети Бочоришвили: Батоно Сосо, сегодня премьер, на мой взгляд, очень четко дал понять, что если кандидатура "Грузинской мечты" не будет поддержана на президентских выборах, то о проектах, которые могут превратить Грузию во второй Дубай, грузинскому народу не стоит мечтать. Вы можете что-то возразить? Если честно, в этом мне почудился некий элемент шантажа. Как вы считаете?

Сосо Цискаришвили: У этого ответа была предыстория. Когда прозвучал вопрос журналиста о том, что он собирается делать, если его кандидат не победит на выборах, действительно, премьер-министр растерялся и сказал, что подобного сценария не рассматривает. Но когда его несколько раз переспросили, он начал развивать тему о том, что он будет иметь возможность еще раньше оставить должность, и это действительно будет логичным, потому что перед другим кандидатом в президенты у него нет никаких обязательств. Я думаю, что шантажом это вряд ли можно назвать. Я бы, скорее, назвал это шагом в поддержку госпожи Бурджанадзе, потому что кандидат от "Грузинской мечты" может выиграть такие выборы только вкупе с господином Иванишвили.
XS
SM
MD
LG