Accessibility links

Армагеддон для Кавказа


Непонятно, на чем основаны экспертные прогнозы, что вслед за падением Сирии должен взорваться Кавказ? Предсказатели кавказского Армагеддона обидели почем зря и общество, и подполье, и силовиков, и даже федеральный бюджет

Непонятно, на чем основаны экспертные прогнозы, что вслед за падением Сирии должен взорваться Кавказ? Предсказатели кавказского Армагеддона обидели почем зря и общество, и подполье, и силовиков, и даже федеральный бюджет

В связи с событиями в Сирии у некоторых политиков и экспертов появились негативные прогнозы для Кавказа. Согласно этой точки зрения, в случае падения режима Асада неминуемо последует дестабилизация на Северном Кавказе. Возможно, даже его отторжение от России.

Как считают эксперты, участвующие в войне против Асада северокавказские моджахеды наберутся военного опыта, установят прочные связи с сетью террористических организаций, а по возвращении домой развяжут священную войну невиданных доселе масштабов. Численность российских моджахедов в Сирии, по разным оценкам, измеряется сотнями, а то и тысячами человек.

Журналист Марат Мусин, который работал непосредственно в зоне боевых действий в одной из передач OnlineTV.ru , посвященной сирийской проблематике, привел просто ужасающую статистику:

"Четыре тысячи наших соотечественников воюют в Сирии, и они гибнут сейчас пачками в окружении сирийских войск в пригородах Дамаска. Я был в подразделении сирийской армии, которое ликвидировало сына Гелаева. Это чистой воды "Аль-Каида", это профессионалы, это элита террористического мира".


Российский журналист, эксперт по Кавказу Орхан Джемаль считает эти данные сильно преувеличенными, поскольку у кавказских силовиков другие сведения:

"По данным МВД, воюет около двухсот человек из Северного Кавказа. Откуда взялась цифра в четыре тысячи? Получается, что треть всей "Аль-Нусры" состоит из прибывших с Кавказа. Это, конечно, не так".

По мнению российского политолога Алексея Малашенко, возвращение джихадистов на родину, наверное, прибавит работы силовикам, но в целом не способно радикально изменить ситуацию на Северном Кавказе:

"Это не переломит ситуацию, не вызовет никакой "зеленой" революции. Правда, мальчики будут приезжать с опытом, не навоевавшиеся, с нарушенной психикой, как это обычно бывает. Поведение этой публики не прогнозируемо, это опасно, и в первую очередь опасно для Олимпиады. Вряд ли они будут консолидироваться под Доку Умарова, они, скорее всего, будут между собой кооперироваться, потому что ну зачем им по Кавказу опять бегать? Вот Олимпиада может быть хорошей мишенью".

Угрожающие прогнозы экспертов не учитывают одного обстоятельства. Те, кто уехал на войну в Сирию, не участвовали в северокавказском джихаде, они даже не были замечены в противоправных действиях. В противном случае им просто не выдали бы загранпаспорта. Возникает вопрос: кто им мешал вступить в священную войну на Северном Кавказе. Можно предположить, считает Орхан Джемаль, они не хотели воевать именно дома, быть может, потому что воспринимали это как гражданскую войну против своих соотечественников, соплеменников, поэтому и поехали на джихад в Сирию:

"Это говорит в пользу того, что далеко не все продолжат свою деятельность на Кавказе, потому что когда-то они ее не начали. С другой стороны, нужно понимать, что появление вот таких персонажей будут пресекать на корню, потому что формально эти люди – преступники. Такое уже было: в Дагестан возвращались люди залечивать раны, их вычисляли и сразу задерживали. Я думаю, большинство из них не вернется сюда.

– Кстати, многие уехали с женами, с детьми, как на постоянное место жительства.

Орхан Джемаль: Большинство из этих людей уже не сможет выскочить из военной темы. Они, скорее всего, осядут в странах Ближнего Востока в неком ожидании от войны к войне – это то, что представляет собой жизнь ветерана любой войны на Ближнем Востоке.

А те, кто все же вернется, считает Орхан Джемаль, чтобы уцелеть, должны будут одномоментно влиться в ряды подполья. Возможно, они станут военными инструкторами или даже влиятельными полевыми командирами.
В ожидании их возвращения силовики ведут работу по выявлению и учету сирийских добровольцев, анализируют видеоролики, выложенные в интернете. Кстати, силовиками уже установлена личность боевика, который перед видеокамерой перерезал горло двум христианским священникам, утверждает Орхан Джемаль:

"Это уроженец дагестанского села, который долгое время служил в Центре противодействия экстремизму, у него семь ближайших родственников работают в органах. А потом он как-то "ваххабизировался" и стал на ваххабитской волне ходить по родному селу, вызывая недоумение односельчан. Общее мнение села была такое: "наверное, задание получил, внедряется", тем более что при этом не сдал ни табельного оружия, ни служебного удостоверения. А когда ситуация стала обостряться, кто-то из родственников его выдернул и приказал бежать. Он исчез и через некоторое время нарисовался в Сирии режущим головы францисканским монахам".

Но все же непонятно, на чем основаны экспертные прогнозы, что вслед за падением Сирии должен взорваться Кавказ? Потому что на это будут брошены большие деньги от арабских шейхов? Но их и так хватает, местное подполье довольно щедро финансируется из федерального бюджета. Потому что границу пересечет целая армия моджахедов? Звучит как незаслуженный плевок в лицо нашим силовикам. Да и в подполье тоже плюнули – мол, вы ничего не можете, а вот теперь, наконец, придут те, кто смогут. Кавказскому обществу тоже должно быть обидно, его позицию в этом раскладе вообще не учли, как не заслуживающую внимания деталь. В общем, предсказатели кавказского Армагеддона обидели почем зря и общество, и подполье, и силовиков, и даже федеральный бюджет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG