Accessibility links

Вызовы "железному Алику"


"Железный Алик" показал на яростном митинге оппозиции в нынешнем феврале, что может "держать удар", но на определенные уступки ему нынче пришлось пойти

"Железный Алик" показал на яростном митинге оппозиции в нынешнем феврале, что может "держать удар", но на определенные уступки ему нынче пришлось пойти

"Земную жизнь пройдя до середины, я оказался в сумрачном лесу", – написал некогда Данте. Вот и глава Абхазии Александр Анкваб, приближаясь к середине пятилетнего срока своих президентских полномочий, оказался в окружении весьма серьезных проблем. Наблюдатели уже неоднократно отмечали разительный контраст между первым годом его президентства, после инаугурации осенью 2011 года, и вторым. Если в первый год политическая оппозиция проявляла непривычно слабую активность, чуть ли не безмолвствовала, то во второй, начиная с конца 2012-го, исполнительная власть подвергается непрерывным атакам оппозиции.

Объяснить этот перепад можно следующим. Поначалу оппозиция, как говорят сегодня сами ее представители, присматривалась к действиям третьего президента Абхазии, давала ему возможность приступить к реализации предвыборных обещаний. Помимо этого, многими в обществе были положительно встречены шаги по избавлению госаппарата от некоторых непопулярных фигур и ряд инициированных антикоррупционных дел, впоследствии, впрочем, судя по молчанию СМИ, развалившихся. И, наконец, может быть, главное: на фоне событий, связанных с покушением на жизнь президента в феврале прошлого года, арестом подозреваемых в участии в нем и пр., нападки на него оппозиции выглядели бы неэтично и были обречены на общественное неодобрение.


Ну, а потом началось... "Железный Алик", как не только я называю его в СМИ по аналогии с "железным Шуриком" – первым секретарем ЦК ВЛКСМ в 50-е годы Александром Шелепиным, показал на яростном митинге оппозиции в нынешнем феврале, что может "держать удар", но на определенные уступки ему нынче пришлось пойти: "отыграть назад" двукратное повышение энерготарифов и ограничиться 30-процентным, приостановить выдачу паспортов РА грузинскому населению восточных районов Абхазии, пересмотреть состав комиссии по проверке законности ранее выданных паспортов...

Но впереди его ждут новые и еще более серьезные вызовы. Особенно с учетом фактора создания 10 июля с.г. Координационного совета политических партий и общественных организаций, представляющих оппозиционные и центристские силы (и это, несомненно, большая часть политического спектра страны). Не буду предвосхищать результаты деятельности названной парламентской комиссии, которая собирается обнародовать их на заседании НС в среду 18 сентября, но есть вещи, в которых не приходится сомневаться. А именно: по крайней мере подавляющее большинство из 26 с лишним тысяч грузин восточных районов РА получило абхазские паспорта, представив в подтверждение своего отказа от грузинского гражданства лишь личные заявления об этом, которые, как официально заявил Минюст Грузии, ровным счетом ничего не значат. То есть во всем этом присутствует тройная ложь: во-первых, грузины восточных районов РА делают вид, что отказались от грузинского гражданства (совершить это на самом деле им не дает желание не выглядеть предателями Грузии, а также лишиться тех лари, которые они получают за Ингуром как беженцы, и прочих прав обладателя грузинского паспорта): во-вторых, абхазские чиновники делают вид, что верят этому "отказу"; в-третьих, это очевидный и многолетний обман западных доноров, которые финансируют выплату пособий десяткам тысяч "временно перемещенных лиц", минимум с 1998 года вернувшимся в свои дом...

Отсутствие надежного механизма контроля за реальностью отказа от грузинского гражданства давно, с самого начала паспортизации в РА, стало камнем преткновения при решении вопроса о законности или незаконности выдачи этим людям абхазских паспортов. Очевидно, что желающие получить абхазское гражданство должны предоставить не простое заявление, а бумагу от Минюста Грузии о лишении их грузинского гражданства. (Такие прецеденты ранее были). Но это, заявляют оппозиционеры, лишь одно из условий получения абхазского гражданства. К тому же, если руководство Грузии действительно, в соответствии с одной из существующих в нашем обществе версий, готово пойти на все ради укрепления правовых позиций грузинской диаспоры в Абхазии, оно вполне может ради этой цели отштамповать документы о лишении грузинского гражданства 26 тысячам человек. Впрочем, лично мне этот вариант, изложенный недавно на одном из абхазских интернет-форумов, представляется слишком маловероятным и умозрительным. Не надо забывать, что в грузинском обществе, как и в абхазском, преобладают настроения "ни шагу назад"; достаточно вспомнить ту всеобщую обструкцию, которой подвергся в Грузии политолог Мамука Арешидзе, заикнувшийся было о возможности признания Тбилиси независимости Абхазии. А тут – "отказаться от десятков тысяч соотечественников"!

Так или иначе, но Александру Анквабу предстоит, по всей видимости, очень нелегкое решение: идти ли на аннулирование 26 тысяч паспортов РА, которого, похоже, будет настойчиво добиваться оппозиция и все, кто видит в сложившейся ситуации угрозу национальной безопасности. (Это требование вполне может стать главнейшим на общенациональном сходе, который планирует оппозиция). Катализатором их активности вполне могут послужить и так и неизжитые у оппозиционно настроенной части общества подозрения в его "прогрузинской ориентации". Не думаю в то же время, что в случае очередной уступки оппозиции со стороны Александра Золотинсковича его ждет бунт в восточных районах республики; население, о котором идет речь, не привыкло бунтовать. Возможно, соломоновым решением тут было бы введение вместо паспортов РА какого-то документа, который позволял бы грузинскому населению восточных районов решать их бытовые проблемы. Последние их, собственно, и волнуют по-настоящему, в отличие от "права избирать и быть избранным".
В конце концов, Латвия многие годы не отказывается от деления своих жителей на граждан и неграждан, хотя Россия давным-давно признала ее независимость, не претендует на ее территорию и не находится с ней в состоянии необъявленной войны...

Как о еще одном серьезном вызове президенту многие в абхазском обществе заговорили в минувшую пятницу про необходимость решения вопроса о покупке иностранцами жилья в Абхазии. Так получилось, что для меня все это 6 сентября развивалось в следующей последовательности. Сперва позвонил один немолодой знакомый из региона и предложил посмотреть в интернете его острый комментарий на сообщение РИА Новости. Потом увидел в Яндексе больше двух десятков сообщений СМИ на эту тему – что руководство Абхазии инициирует снятие законодательного запрета на приобретение гражданами других государств жилья в стране; "с таким предложением мы выходим сейчас в парламент", заявил Александр Анкваб. И лишь позже до меня дошло, что это был ответ президента на вопрос, прозвучавший на пресс-конференции для российских журналистов. А такие вопросы называют ритуальными. Помнится, какой переполох в абхазском обществе вызвало сделанное в начале 2010 года президентом Сергеем Багапшем заявление о подготовке закона, который разрешал бы россиянам покупать недвижимость в Абхазии... Но потом все как-то сошло на нет.

Однако не секрет, что в абхазском обществе большинство решительно настроено против этого, ибо видит здесь угрозу сохранению национально-демографического баланса.

И вот сегодняшнее убийство первого секретаря российского консула Дмитрия Виршенева, которое, кстати, произошло во дворе жилой многоэтажки, хорошо видной из окна моего дома! Версий мотивов убийства высказывается немало, но очевиден факт, что для руководства Абхазии и лично для ее президента – это очень большой удар.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG