Accessibility links

Единственное связующее звено


Чаще всего Красный Крест организует встречи родителей с осужденными одновременно в Тбилиси и Цхинвале – так удобнее чисто с организационной точки зрения

Чаще всего Красный Крест организует встречи родителей с осужденными одновременно в Тбилиси и Цхинвале – так удобнее чисто с организационной точки зрения

Миссия Международного Комитета Красного Креста в Южной Осетии продолжает работу по организации встреч родственников с заключенными в тюрьмах, находящихся на территориях, контролируемых разными властями. Это посредничество является одним из основных направлений деятельности миссии уже многие годы. Зачастую встречи через Красный Крест являются единственной возможностью для связи родственников с осужденными.

Сегодня Татьяна Кобахидзе приехала в Южную Осетию из Карельского района Грузии навестить своего сына Васо, который сидит в Цхинвальской тюрьме. Он был задержан год назад и осужден на три года заключения за незаконное пересечение границы. С тех пор связь с сыном у Татьяны и ее семьи есть только через Красный Крест.

В Цхинвальский офис МККК сегодня пришла и Людмила Усович, мать Георгия Зассеева, который приговорен в Грузии к пожизненному заключению. Ему инкриминировали такие статьи, как терроризм, хранение оружия и наркотиков. До 2008 года, пока еще сохранялась возможность относительно беспрепятственно пересекать границу между Южной Осетией и Грузией, она ездила на свидания в тюрьму. После войны контакты с Георгием стали возможны только благодаря Красному Кресту:


"Другой возможности поехать к сыну у меня нет. Чтобы добраться в Грузию через североосетинский Ларс, мне нужно обязательно иметь российский загранпаспорт, но у меня его нет. Я гражданка Южной Осетии. Но даже если есть российский паспорт, все равно нет смысла ехать, потому что с тем паспортом мне не разрешат свидание с сыном. Меня могут задержать как на той стороне, так и на этой. Единственным связующим звеном между сыном и нашей семьей может быть только Красный Крест. С ними я уверена в том, что у меня никаких препятствий не будет, я защищена и меня никто не задержит. Я езжу очень смело".

Когда в офис приходит Татьяна Кобахидзе, они с Людмилой узнают друг друга.

Людмила: "Здравствуйте!"

Татьяна: "Здравствуйте!"

Людмила: "Мы на ТЭКе встречались с вами, когда вы туда ехали, а мы обратно возвращались…"

Дело в том, что чаще всего Красный Крест организует встречи родителей с осужденными одновременно в Тбилиси и Цхинвале – так удобнее чисто с организационной точки зрения. Людмиле и Татьяне не раз приходилось видеться, когда они пересаживались в другие машины на границе.

Татьяна крайне смущается во время интервью. Людмила, подбадривая ее, говорит, что, когда речь идет о детях, нечего стесняться. Больше всего Татьяна надеется на возможность обмена, но в последнее время таких случаев все меньше, сетует она:

"Раньше хотя бы были обмены, а сейчас уже нет ничего такого. Я считаю, что надо взять и всех до одного обменять. Чтоб никого в тюрьмах не осталось. А потом будь что будет. Если будут снова нарушать закон, пусть уже по-другому с ними обращаются".

Татьяна Кобахидзе написала письмо на имя президента Южной Осетии Леонида Тибилова с просьбой пересмотреть дело ее сына, который давно и серьезно болен.

Расставаясь, Людмила и Татьяна желают друг другу, конечно же, скорейшего освобождения сыновей. Людмила с горечью отмечает, что Татьяне проще, ей только два года осталось ждать. А у нее пока надежды нет. Какая бы в Грузии власть не было, приговор по статье, по которой осужден ее сын Георгий, не пересматривается, и сама она не попадает под амнистию.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG