Accessibility links

Денег в России стало меньше, в том числе и для Цхинвали


В Москве стало меньше денег, и это постепенно все больше ощущается, и это принципиальное изменение заставляет смотреть на обоснованность всех расходов, в том числе и по Южной Осетии

В Москве стало меньше денег, и это постепенно все больше ощущается, и это принципиальное изменение заставляет смотреть на обоснованность всех расходов, в том числе и по Южной Осетии

Правительство Южной Осетии заявило о завершении формирования инвестиционной программы на 2014-2016 годы объемом более 22 миллиардов рублей. Предполагается, что эта программа будет обсуждаться на следующем заседании российско-осетинской межправительственной комиссии в качестве плана развития республики на ближайшие три года.

Московский журналист Евгений Крутиков имел возможность ознакомиться с этим документом. По его впечатлениям, в программе нет новых проектов. Есть формальное выполнение требований по уже согласованным проектам, на которые уже запланировано финансирование, и есть такие, что были заложены ранее, но по ним отсутствовали согласовательные документы. В результате они были как бы передвинуты на более поздний срок и таким образом вошли в среднесрочную программу.


В общем, правительство объявило о составлении инвестиционной программы, которую Москва требовала представить на утверждение еще к 20 августа. Но это требование, считает Крутиков, так и осталось невыполненным в полной мере. В пакете документов, отправленном в Москву, отсутствует стратегическая программа, отсутствует идеология развития, а без них это просто проектно-сметная документация, обоснование трат:

"Россия хочет получить план развития, в котором был бы достаточно детально расписан переход республики в короткие сроки, от двух до трех лет, хотя бы на частичное самофинансирование. Вопрос не столько в деньгах, – вот чтобы они получали собственную прибыль, – сколько в тенденции ухода от давальческой экономики. Чтобы была некая дорожная карта к тому, как республика будет постепенно переходить к нормальному экономическому существованию в европейском понимании этого термина. Т.е. речь идет не просто о том, чтобы республика зарабатывала денег, а в том, чтобы иметь перспективу, понимание, зачем и как она это делает".

Что-то странное творится с российскими кураторами. Сначала, после войны 2008 года, они заваливали республику деньгами, как захмелевший ухажер. Потом вдруг начали требовать сметы, как ревизор на стройке, мол, покажите размеры здания, посчитайте, сколько кирпича и по какой цене.

А теперь и вовсе подавай им экономический анализ, планирование, статистические исследования, реформу законодательства, одним словом – идеологию развития!

Что случилось? Почему так быстро изменилось отношение к республике?

Дело в том, считает директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев, что в Москве стало меньше денег, и это постепенно все больше ощущается. Центр фактически принял решение о сокращении расходов как минимум на пять процентов по всем направлениям. Конечно, какие-то приоритеты оставят, но в остальном расходы будут урезать, говорит Игорь Николаев:

"В общем, это то, что называется секвестром. Пятнадцать лет это слово в России не вспоминали. Это весьма симптоматично, если учитывать, что сокращение расходных статей происходит в условиях, когда экономика пусть совсем немного, но растет, хотя темпы роста уменьшаются. Если мы в таких условиях уже сокращаем расходы, то это значит, что мы можем их еще в больших масштабах резать в недалеком будущем. Поэтому денег стало меньше, и это принципиальное изменение заставляет смотреть на обоснованность всех расходов, в т.ч. и по Южной Осетии".

– Когда государство начинает экономить, оно, наверное, вспоминает еще и о коррупции?

Игорь Николаев: Ну да... Раньше можно было позволить себе, а сейчас – уже вопрос.

Что ж, такие наступают времена. И все же, следует отметить, что цифра 22 миллиарда, указанная в инвестпрограмме – реальная. Правда, большей частью она состоит из строительства дорог, ремонта Рокского тоннеля, т.е. объектов, которые будут финансироваться в любом случае из военно-стратегических соображений и которые не особо-то и нужно отстаивать на межправкомиссии как авторские проекты экономического развития республики.

В принципе, считает Евгений Крутиков, большую часть этих денег Россия дает даже не для Южной Осетии, она создает военно-стратегическую ситуацию в регионе. А это по смыслу не совсем то, о чем отрапортовало правительство республики.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG