Accessibility links

13 сентября в Грозном завершила работу двухдневная всероссийская конференция "Крепкая семья – основа России". В ее работе приняли участие не только делегаты со всей страны, но и такие специалисты по вопросам семьи и брака и в области защиты прав ребенка, как депутат Госдумы Елена Мизулина, адвокат Павел Астахов и глава Чеченской республики Рамзан Кадыров.

Эта конференция, как и другие, коих в Чечне проводится с десяток каждый год, могла бы вполне себе утонуть в новостной ленте, если бы не заявление Рамзана Кадырова о том, что: "К сожалению, немалая часть россиян хочет равняться на европейцев, на их образ жизни, хотя у большинства европейцев нет по большому счету ни культуры, ни нравственности. Они приветствуют все нечеловеческое. У них однополые браки являются нормальным явлением. Даже страшно об этом говорить. Лично я не хочу быть европейцем. Я хочу быть гражданином России, и чтобы наши народы возрождали культуру, обычаи, традиции. Это есть основа сильной России".


У Рамзана Кадырова есть право произносить такие слова, поскольку о семье и культуре он знает практически все. Европейцам невдомек, что крепкая семья – это та семья, члены которой не состоят в подпольных бандформированиях. Если же кто-то находится в лесу, то семья – совсем некрепкая. Ее дом можно сжечь, а родителей отправить на бесплодные поиски сына-бандита. Иногда этого сына удается ликвидировать самим кадыровцам, и тогда его труп следует привезти в родительский дом, бросить к ногам отца и объяснить ему, что он вырастил не человека, а шайтана. А потом еще заставить благодарить руководство республики за то, что оно сумело вовремя остановить опасного преступника.

Кадыров умеет крепить семьи так, что люди десятками тысяч уходят за границу – в ту самую Европу, в которой нет ни культуры, ни нравственности. Только за последние несколько месяцев в Германии попросили убежища более десяти тысяч чеченцев. Понятно, что среди людей немало таких, кто предпочтет распущенность скромности, грех добру, однополый брак многополому. Против этого и выступили в Чечне известные борцы с безнравственностью, среди которых Астахов и Мизулина далеко не рядовые фигуры. Вообще, культура, которую сумел возродить Кадыров, – это культура страха, смерти, культура пытки, в конце концов. Понятно, что изнеженные противными человеческому естеству ласками европейцы уже давно забыли о существовании таких традиций и обычаев, а самое главное, не видят в них никакого толка. Они не понимают, что человеческая природа нуждается в страдании, поскольку если ей предоставить свободу, то она сразу устремляется в объятия греха.

Непослушание, отсутствие уважения к начальствующим, преступное пренебрежение к представителям власти – все это необходимо выкорчевывать на корню уже на уровне семьи. И пока Кадыров с этим блестяще справляется. Если считать, что его культурная модель идеальна, то Россию ожидает неплохое будущее. Правда, в Москве жечь дома или квартиры семей инсургентов будет несколько затруднительно, но, я думаю, и с этой задачей удастся справиться.

Несомненно, как и любое нововведение, культурный феномен сегодняшней Чечни заслуживает отдельного термина. Однако пока его не изобрели, я предлагаю использовать уже имеющееся определение "культур-мультур". Раньше его использовали в ироническом контексте, подчеркивая именно удаленность кавказцев от цивилизации. Но теперь мы знаем, что Кавказ в лице Кадырова – это верный рыцарь истинной культуры, которую мы по мере того, как отдаляется от нас кошмар советского тоталитаризма, теряем. И именно "мультур" в его кавказском измерении способен остановить процесс разложения и упадка этого "культур". Мы видим, каким мощным оружием в борьбе с западной "бескультур" стала "культур-мультур" в руках Мизулиной, Астахова и их верного соратника Кадырова.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG