Accessibility links

"Нет большой цели"


Cредний балл югоосетинской государственности по оценкам экспертов составил 42 балла из 100. Наверное, все это вздор и хулиганство... ведь в самом деле – с чем сравнивать?

Cредний балл югоосетинской государственности по оценкам экспертов составил 42 балла из 100. Наверное, все это вздор и хулиганство... ведь в самом деле – с чем сравнивать?

Республика Южная Осетия сегодня отмечает День независимости. Российские эксперты размышляют о том, смогла ли признанная Россией республика построить государство?

Российский эксперт Александр Караваев считает, что система управления территорией, которая сформировалась в Южной Осетии, не обладает полноценными признаками государства:

"С точки зрения экономики Южная Осетия не обладает статусом государства, это, скорее, анклав в экономике России. В социальном плане также нельзя сказать, что Южная Осетия является полноценным государством, т.к. есть национальные традиции, но не сформированы социально-политические институты, а те, что имеются, подчинены ритмам и неформальным правилам российских социально-политических институтов".

В то же время эксперт считает, что низовая политическая жизнь, в основе которой лежит местная традиция и сформировавшаяся за время конфликта военная демократия, дают хорошие шансы на постарение демократических государственных институтов.


Я попросил Александра Караваева дать оценку, если угодно, поставить отметку югоосетинской государственности по стобалльной шкале: "Смотря с чем сравнивать. Если мы оцениваем по критериям развитой центрально-европейской страны с небольшим населением, то Южная Осетия в 10 баллов не укладывается. А если сравнивать с Северным Кавказом, мы можем взять 150 баллов по политической жизни и вычесть из них минусы, связанные с инфраструктурной отсталостью и экономикой, и тогда 80 баллов можем поставить смело".

Российский политолог Модест Колеров убежден, что государственность южных осетин состоялась, причем задолго до ее признания Россией:

"Южная Осетия двадцать лет вела борьбу при сложных отношениях с соседями, но вела борьбу самостоятельно – буквально на пятачке, на краю мира, без реальной перспективы не то, чтобы добиться признания, но даже выжить. И если бы у них не было государства, они бы не выжили".

Что касается неэффективности или даже декоративности некоторых институтов или ветвей власти, то здесь, считает Модест Колеров, Южная Осетия не является монополистом. В мире десятки государств с внушительной историей, где демократические институты носят декоративный характер, государств без разделения властей или построенных по "вождистскому" принципу. На фоне многих из них Южная Осетия выглядит достойно при всей своей зависимости от России.

"В Южной Осетии уже добились преемственности и сменяемости власти – это очень большая редкость, – говорит Модест Колеров. – Например, есть такое состоявшееся государство – Узбекистан, где ни преемственности, ни сменяемости власти, ни ее обновления просто нет в природе. И мы все со страхом ждем, что будет, когда закончиться земной путь Ислама Каримова. Южная Осетия эту проблему решила для себя".

Я попросил Модеста Колерова дать свою оценку югоосетинской государственности:

"Я думаю, что уверенные 30 баллов они имеют. Для того чтобы можно было без стыда и сомнений говорить об эффективности и устроенности всей государственной жизни республики, Южной Осетии следует внимательнее относиться к выдвижению и защите новых управленческих кадров. Там есть много молодых прекрасных ребят, но, оказывается, этого маловато для того, чтобы противостоять коррупционному давлению из России. Но эта задача вполне решаема".

Многие эксперты, скептически относящиеся к государственности Южной Осетии, укоряют ее за провинциальность, отмечают, что это, скорее, некий южно-российский районишко, чем государство, да и местное начальство здесь под стать районному по своим качественным характеристикам. И, вообще, государственная атрибутика здесь выглядит нелепо, как седло на корове. Российский журналист Евгений Крутиков считает подобные упреки скабрезностью.

Провинциальный налет здесь был всегда, есть и будет – это не следствие качества происходящих здесь политических процессов, просто маленький народ живет на маленькой земле, в стороне от крупных центров и транспортных артерий. Провинция как среда обитания – это нормально.

Если говорить о состоянии и перспективах югоосетинской государственности, то проблема, как считает Евгений Крутиков, в другом: после признания независимости в 2008 году не получилось найти новую, более масштабную цель для развития государственности:

"Пока ни политический класс, ни народ в целом не понимают: а дальше-то что делать. Все хотели этой независимости, к ней так долго и так трудно шли, и вот, когда это произошло, поучился медицинский эффект. Это похоже на то, когда человек к чему-то долго стремится, и вдруг это получается, и он не знает, что делать дальше, он расслабляется и начинает болеть. Приблизительно то же самое произошло и с югоосетинским обществом – нет большой дальней цели".

Евгений Крутиков ставит свою оценку на импровизированном экзамене:

"50 баллов. Все-таки половина пути построения государства пройдена. Есть факт признания, есть институты, какими бы они ни были, есть политическая жизнь, что-то в экономике будет налаживаться, я уверен, – медленно, но будет. Но вот пока непонятно, что делать дальше. Поэтому – 50".

Если учесть, что Караваев поставил сразу две отметки, то средний балл по оценкам моих сегодняшних собеседников составил 42 балла из 100. Наверное, все это вздор и хулиганство... ведь в самом деле – с чем сравнивать?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG