Accessibility links

"Забыть Абхазию – значит проиграть!"


В центре Тбилиси около Мемориала погибшим в грузино-абхазской войне на площади Героев собрались беженцы и участники боевых действий

В центре Тбилиси около Мемориала погибшим в грузино-абхазской войне на площади Героев собрались беженцы и участники боевых действий

Сегодня в Тбилиси отмечали 20-летие со дня окончания войны в Абхазии. В центре города около Мемориала погибшим в грузино-абхазской войне собрались беженцы и участники боевых действий.

Ранним утром тишину рядом с памятником разорвало мужское многоголосье. Восемь уже немолодых мужчин затянули песню о солдатах, не вернувшихся с войны. 60-летний уроженец Сухуми Везден Окуджава наблюдал за происходящим в сторонке. Исполнение народных песен – это вся его жизнь, он и сегодня руководит Абхазским ансамблем песни и танцев. Но сейчас он был совсем не расположен петь – 20 лет назад в этот день Везден был вынужден бежать из родного города.

"Мы жили рядом с линией фронта, – вспоминает он о днях войны. – У нас была пацха, большая, плетенная, на 15-20 человек. Когда оттуда со смены приходили бедные бойцы, мы их кормили, поили, пели и подбадривали".


Везден не воевал. Говорит, что никак не мог решить, какую сторону поддержать – абхазов или грузин. Спустя два десятилетия он, уже пожилой мужчина, больше не ищет виновных. Единственная его надежда – что войны больше никогда не будет.

Сегодня на центральных трассах Тбилиси появились большие плакаты с надписью "Забыть Абхазию – значит проиграть!" Для 53-летнего Константина Жгамая война не закончилась. В начале 90-х он был одним из первых сухумчан, кто взялся за оружие. Ему пришлось возглавить отряд добровольцев, позже получивший название "Юпитер".

"Просто мне больше всех, видимо, повезло, – говорит Константин. – Больше половины моих ребят погибли в боях. Но пример они всегда брали с меня. Я шел первым, а они рядом стояли. И так получилось, что я жив, а их нет".

Константин уверен, что война в Абхазии была неизбежна, а его участие в ней – обязательным. Все последние годы он вместе с семьей живет в поселении для беженцев неподалеку от Тбилиси.

"Хотите – верьте, хотите – нет, но не проходит и дня, чтобы я не думал о Сухуми, о моей Родине. Я не привык здесь жить. Я все-таки уверен, что, может, не сегодня или завтра, но когда-нибудь я вернусь".

Константин хоть завтра готов пойти в бой. Но чтобы кто-то сегодня в грузинском правительстве отдал такой приказ, представить себе сложно, если вообще возможно. Представители грузинского руководства сегодня весь день повторяли, что абхазский конфликт не решить военным путем.

"За три тысячелетия, пока существует Грузия, мы много раз бывали раздробленными, – сказал министр обороны Ираклий Аласания. – Но грузины каждый раз становились на ноги и воссоздавали Грузию. Так и случится! У меня нет ни малейшего сомнения, что в будущем мы будем едины".

На примирение уйдет еще не одно десятилетие, считает Аласания, но оно непременно состоится.

Эту уверенность разделяет и его коллега, министр по вопросам реинтеграции Грузии Паата Закареишвили. Процесс переговоров обязательно начнется, так как ни одна из сторон до сих пор не сумела добиться поставленных перед собой целей.

"Это не самый лучший результат, о котором мечтали абхазы. И не тот результат, которого хотели грузины. Так что мы должны переосмыслить все это. Не надо стремиться реализовать мечты по максимуму, надо думать о среднесрочных задачах", – сказал министр.

20-летную студентку Мариам Далакишвили трудно было не заметить в группе уже изрядно поседевших беженцев и комбатантов. Ее сверстники редко ходят на подобные мероприятия. Да и вообще, призналась девушка, они мало интересуются причинами грузино-абхазского конфликта.

"Я думаю, что эта война была ошибкой, – говорит Мариам. – Армии у нас тогда как таковой не было. В грузинском правительстве не понимали, что делают. Эти события стали черным пятном в истории нашего народа".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG