Accessibility links

Митинг без задора


Участники митинга скромно держали плакаты в опущенных руках, пока осетинская журналистка, которой нужен был хоть один хороший кадр для своего агентства, жестами не попросила поднять их над головой

Участники митинга скромно держали плакаты в опущенных руках, пока осетинская журналистка, которой нужен был хоть один хороший кадр для своего агентства, жестами не попросила поднять их над головой

Сегодня на осетино-грузинской границе ожидалось проведение массовой акции протеста грузинских журналистов против проведения демаркационных работ. Соответствующий призыв еще пару дней назад распространили пользователи социальных сетей.

Я и еще трое моих коллег утром около одиннадцати подъехали к участку осетино-грузинской границы в районе села Мугут. С нами также были представители Пограничной службы Южной Осетии. В ожидании небывало массовой акции протеста грузинских журналистов мы уютно расположились в тени под ореховым деревом. В пяти метрах от нас проходила линия границы с соответствующим заграждением. На той стороне работала строительная техника – какой-то сельчанин разбирал руины, рядом сновали маленькие дети. Акция все никак не начиналась, поэтому, чтобы не сойти с ума от безделья, мы начали собирать осыпавшийся орех. Неожиданно дети решили тоже поучаствовать в общем веселье, но только на своей стороне. Буквально через несколько минут они передали нам через проволоку несколько полных пригоршней орехов, и, судя по выражению лиц, были несказанно рады тому, что оказали нам помощь.


После часового ожидания мы увидели представителей грузинской полиции и тележурналистку в количестве одной штуки с оператором. Моя коллега сладким голосом спросила ее: "А где все остальные?" Из ответа мы узнали, что протестующие только выехали из Тбилиси и ждать нам их придется не меньше часа. Наконец, небольшая группа грузинских журналистов - человек, может быть, восемь – как-то решительно проследовала к заграждению, послышались крики, потом вверх взлетели пальцы средних рук в неприличном жесте. Нам тоже прокричали что-то угрожающее. Через некоторое время пограничники сказали нам, что массовая акция все же будет, но в другом месте.

Поднявшись по дороге вверх, мы увидели, как со стороны Грузии по трассе едут восемь легковых машин в сопровождении полицейского джипа. На линии границы в стороне от всех стояли наблюдатели Евросоюза и внимательно следили за происходящим в бинокль. Нам показалось удивительным, что на месте предполагаемого митинга оказалось большое количество вооруженных полицейских, образовавших живой кордон. Было понятно, что эти меры предприняты для предотвращения возможных инцидентов. Ну вот, наконец, и сами митингующие.

Человек двадцать грузинских журналистов не успели еще разработать сценарий мероприятия. Между протестующими по странной траектории передвигалась немного потерянная женщина с плакатом, на котором мы смогли прочитать лишь слово "оккупанты". Потом несколько человек, видимо, набравшись мужества, выхватили откуда-то листочки формата А-4. Это тоже оказались плакаты, но с лозунгами по-грузински. Участники митинга скромно держали плакаты в опущенных руках, пока все та же неугомонная осетинская журналистка, которой нужен был хоть один хороший кадр для своего агентства, жестами не попросила поднять их над головой. Немного оживили картинку развернутый грузинский флаг и подъехавшие желтые микроавтобусы. "Наверное, артистов привезли, сейчас танцевать грузинские танцы будут", – с надеждой предположил один из нас. Но нет. Через несколько минут, всласть наснимав окрестность фотоаппаратами и видеокамерами, грузинские коллеги ринулись куда-то дальше. Возвращаясь в Цхинвал, мы грустно молчали, все сошлись во мнении, что ребятам явно не хватает боевого задора. Впрочем, может быть, мы что-то и упустили – позже нам стало известно, что пикник, организованный нашими коллегами из Грузии, продолжался до вечера.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG