Accessibility links

"Инвестициям в Грузии ничего не грозит"


По мнению Георгия Хуцишвили, инвестиционный фонд должен использоваться для того, чтобы привлечь крупные инвестиции, крупные вложения в совместные предприятия с зарубежными партнерами

По мнению Георгия Хуцишвили, инвестиционный фонд должен использоваться для того, чтобы привлечь крупные инвестиции, крупные вложения в совместные предприятия с зарубежными партнерами

ПРАГА---Мы продолжим обсуждать тему с руководителем Международного центра по конфликтам и переговорам, политологом Георгием Хуцишвили, который находится на прямой телефонной связи из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Ботоно Георгий, какова политическая составляющая этого проекта? Можно ли с помощью этого фонда влиять на политические процессы?

Георгий Хуцишвили: Когда речь идет об образованиях такого масштаба, то, конечно, трудно исключить здесь политическую составляющую и то, что это будет влиять на политику. Насколько эффективным будет этот фонд, – будет зависеть от того, как изменится в Грузии инвестиционная среда и насколько привлекательной она станет для крупных инвесторов. Если в предыдущие годы, после обретения независимости, была нестабильность практически во всех сферах, то стабильно было то, что крупные инвесторы сначала думали о том, чтобы войти, затем меняли свое решение, и в конечном счете они не прививались в экономике – вот это было очень плохо. Сейчас, если это изменится, то можно только приветствовать. Но в каком направлении сейчас меняется ситуация? С одной стороны, у нас скоро уже не будет двоевластия, правительство и парламент будут практически управляться большинством, которое будет способно проводить свою политику. Но, с другой стороны, будет ли эта политика реально создавать такую инвестиционную среду, чтобы крупные инвесторы могли рассчитывать на стабильную ситуацию и многолетние обороты, выгодные для них вложения, которые могут в течение многих лет приносить им прибыль. Сейчас это очень сложно предсказать, потому что в данный момент инвестиционная среда далека от этого.


Кети Бочоришвили: Если все-таки вернуться к моему первому вопросу… Вы понимаете, почему я спрашиваю: Бидзина Иванишвили уходит в гражданский сектор, тем более, он теперь еще и создатель этого фонда. Многие говорили, и эта тема все время муссируется в СМИ, что его влияние продолжится. И все-таки, если с помощью этого фонда можно это осуществлять, то каков был бы механизм, можете нам сказать?

Георгий Хуцишвили: Сейчас очень нелегко предсказать, в каком направлении реально будут развиваться события, потому что Бидзина Иванишвили заявил на своей встрече с экспертами, на которой я не присутствовал потому, что не был в Грузии, что он идет в несуществующий гражданский сектор для того, чтобы его создавать. Во-первых, я считаю, что гражданский сектор давно существует, а с другой стороны, этот гражданский сектор не создается одними только финансовыми инвестициями и вложениями, он создавался в результате тех финансовых инъекций, которые делались международными организациями и фондами, которые помогали грузинским неправительственным организациям и организациям гражданского общества в успешном развитии.

Кети Бочоришвили: Я знаю, что ваша организация была одной из самых ранних…

Георгий Хуцишвили: Да, все это происходило и развивалось на моих глазах, и поэтому я могу сказать, что с очень ограниченными средствами, которые были у грузинского неправительственного сектора, он все-таки добился немалых успехов. Я думаю, что в этом плане здесь ничего создавать не надо – это уже создано, и нужно просто развивать и помогать развиваться грузинскому неправительственному сектору, гражданскому обществу Грузии. Если будет меньше вложений из-за границы и больше средств из национальных источников, то это тоже положительный фактор. Если инвестиционный фонд, который создает Иванишвили, будет использован для того, чтобы создавать возможности гражданскому обществу выполнять свою работу и развиваться, то это можно только приветствовать, потому что мы видим, что иностранное финансирование все время уменьшается, и это, конечно, благоприятно на гражданский сектор не влияет.

Кети Бочоришвили: Насколько мне известно, здесь речь пока идет об экономических проектах.

Георгий Хуцишвили: Вы меня спросили, каким образом это может повлиять, предположим, на ситуацию в гражданском обществе, поскольку Иванишвили заявил о своем уходе из политики в гражданское общество. Я просто ответил на ваш вопрос. А в данный момент, конечно, речь идет, прежде всего, о том, что инвестиционный фонд должен использоваться для того, чтобы привлечь крупные инвестиции, крупные вложения в совместные предприятия с зарубежными партнерами. В этом плане, я думаю, что это может быть большим стимулом для развития экономики, если будет создана либеральная и благоприятная инвестиционная среда для крупного капитала.

Кети Бочоришвили: Георгий, меня интересует ваше мнение, как конфликтолога: то, что происходит на оккупированных территориях, можно рассматривать в качестве препон для работы такого фонда?

Георгий Хуцишвили: Знаете, это всегда срабатывало так: существование в течение многих лет конфликтных зон, разделенного общества и сепаратизма отпугивало зарубежных инвесторов, потому что это связывается с нестабильностью в стране. Я бы сказал, что нестабильности практически не было, т.е. на территории Грузии инвестициям ничего не грозило – они могли развиваться стабильно, но ощущение Грузии, как нестабильной страны, существовало. Поскольку у нас сейчас имеются нерешенные конфликты, конечно, это будет продолжать влиять, но, опять-таки, надо давать объективную информацию миру о том, что в Грузию инвестировать совершенно безопасно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG