Accessibility links

Горийские яблоки, ахалкалакская картошка


Грузия экспортирует в Абхазию больше, нежели импортирует из нее: каждую неделю в Абхазию ввозится около 50 тонн грузов, две трети из них продовольствие и треть – промышленные товары

Грузия экспортирует в Абхазию больше, нежели импортирует из нее: каждую неделю в Абхазию ввозится около 50 тонн грузов, две трети из них продовольствие и треть – промышленные товары

Сегодня я довольно долго ходил по Сухумскому центральному рынку, совмещая одно полезное дело – закупку продуктов питания для дома, для семьи – с другим – проведением мини-исследования на тему, какая часть этих самых продуктов прибыла сюда из Грузии контрабандным путем (ибо по-другому они оттуда прибыть не могли). При этом, конечно, отдавал себе отчет, что результаты моего исследования окажутся весьма приблизительными: далеко не каждый торговец будет искренен...

Подвигло же меня на это исследование желание сопоставить его результаты с интересными цифрами, которые я узнал из опубликованного недавно британской миротворческой организацией International Alert доклада, посвященного состоянию экономических связей между Грузией и Абхазией. Авторы доклада собирали данные более полугода, опрашивая челноков, предпринимателей и чиновников. И вот к каким выводам они пришли. Единственная область, где Грузия и Абхазия сотрудничают в рамках правового поля, – это поддержание работы ИнгурГЭС. Здесь они вынуждены вырабатывать правовые нормы взаимной ответственности за работу электростанции, а также распределение электроэнергии. (Добавлю к сказанному, что по договоренности, достигнутой вскоре после окончания грузино-абхазской войны, 40% вырабатываемой ГЭС электроэнергии поступает в Абхазию, 60% – в Грузию).


Что касается торговли продовольственными и промышленными товарами, то она процветает, несмотря на официальный запрет с обеих сторон. Товары передвигаются через границу в обе стороны. Причем 80% грузинских товаров попадает в Абхазию по мосту через Ингур, 5% – через высокогорные районы, 15% – через равнинные районы. Возят их, как правило, жители приграничных территорий, которым разрешено пересекать границу в обоих направлениях и иметь при себе до 50 кг багажа, который редко досматривается.

Экспорт в Абхазию, где число потребителей в сезон увеличивается за счет туристов, является важной статьей дохода для грузинских производителей и торговцев. Закрытость российского рынка и отсутствие спроса на грузинские товары в соседних Турции, Армении и Азербайджане делает абхазский рынок привлекательным. Законодательные запреты загоняют торговлю в подполье. Как показал опрос торговцев на тбилисском рынке Лило, она осуществляется в основном челноками, большинство из которых действует самостоятельно. Но иногда челноки провозят товары по заказу фирм.

Грузия экспортирует в Абхазию больше, нежели импортирует из нее. Оптовые поставки в Абхазию идут с тбилисских оптовых рынков Лило и Навтлуги, а так же оптового рынка Зугдиди. Реализуется большинство из них через оптовый рынок в городе Гал. Каждую неделю из Грузии в Абхазию ввозится около 50 тонн грузов, две трети из них продовольствие и треть – промышленные товары. Среди продовольствия 75% – овощи, 10% – мясо и молочные продукты, главным образом домашний сыр.

Абхазия экспортирует в Грузию продукты сельского хозяйства: киви, мандарины, фейхоа и фундук. Цены на субтропические фрукты в Зугдиди выше, чем в Абхазии, поэтому их выгоднее продавать там.

Как отмечают авторы доклада, в 2007 году президент Абхазии издал указ, запретивший любое передвижение товаров для коммерческих целей через грузино-абхазскую границу. А в 2008 году в Грузии был принят закон "Об оккупированных территориях", запретивший гражданам Грузии, а также проживающим в ней иностранцам и лицам без гражданства экономическую деятельность в Абхазии и Южной Осетии. Таким образом, граница оказалась на замке, а товарооборот через нее – вне закона.

В абхазском обществе существуют два диаметрально противоположных взгляда на неофициальную торговлю с грузинской стороной. Реалисты, которые исходят из того, что торговать все равно будут, считают, что ее надо легализовать, дабы государство получало от нее таможенные сборы (сейчас эти "сборы", надо полагать, идут в карманы "крышующим"), и вернуться к существовавшим одно время на Ингуре, на абхазской стороне, таможенным пунктам. Эту мысль порой озвучивало и руководство страны – возможно, в порядке зондажа общественного мнения. Однако другая часть общества неизменно принимает такое предложение в штыки: "Торговать с вражеской Грузией, поддерживать тем самым ее экономику, пока между нашими странами не заключен мирный договор, – это предательство национальных интересов. Покуда Грузия нас не признала, граница с ней должна быть наглухо перекрыта". Правда, существует мнение, что за некоторыми из таких протестующих против легализации стоят "крышующие" этот челночный бизнес и сами челноки. Ведь их, как нетрудно догадаться, вполне устраивает сохранение существующего положения.

Не так давно в эфире "Эхо Кавказа" прозвучали мнения сухумцев, опрошенных на улицах, по поводу продаваемых у нас товаров из Грузии. Подавляющее большинство высказавшихся категорически возражало против этого явления. Однако помню после той передачи и на интернет-форумах, и среди своих знакомых немало иронических комментариев: когда, мол, они на рынок ходят, обязательно спрашивают, откуда товар, не из Грузии ли? И как эти "патриоты" проверяют правдивость ответов продавцов?

...Сегодня на рынке я первым делом направился к лотку, где всегда самый большой выбор яблок, до 10-15 сортов. Помнится, как нынешней зимой торгующая ими женщина, хотя я и не о чем не спрашивал, сообщила: "А вот это – горийские". Что ж, в советские времена на нашем рынке всегда славились горийские яблоки, ахалкалакская картошка, ереванские абрикосы… Табличку "ереванские абрикосы" можно увидеть здесь и сейчас, писать же "горийские яблоки", понятно, никто не рискнет, во избежание неприятностей, но вот сказать о них все же, оказывается, могут. Когда же сегодня я поинтересовался у продавщицы, откуда вот эти крупные зеленые яблоки сорта "гольден" за 60 рублей, она, как мне показалось, не без гордости, сказала, что это местные яблоки, абхазские, первый урожай новых насаждений. После этого я уже не мог не взять пару килограммов.

Розовые и красные помидоры, огурцы... Обычно отвечали: "местные" (на нашем рынке это как знак качества, чтобы подчеркнуть отличие от "картонных" турецких и подобных им), иногда – "краснодарские". Ну, а на самом деле – поди проверь...

Но вообще у меня нет оснований не доверять результатам исследования британцев. Одна знакомая сухумская челночница еще лет десять назад подробно рассказывала, как она протоптала тропки и в Турцию, и в Краснодар с Пятигорском, и в Зугдиди с Тбилиси...

В то же время в публикации журналиста Динары Джалиловой о результатах данного исследования прочел такие рассуждения:

"После войны 2008 года отношения Грузии и Абхазии оказались фактически разорваны... Не имея возможности решить проблему на политическом уровне, заинтересованные в целостности Грузии западные посредники хотят смягчить ее на уровне экономическом. Они надеются, что экономическая взаимозависимость двух стран может сгладить противоречия, а экономическое сближение послужит началом для политического диалога".

А вот в реалистичности такого плана позвольте усомниться. Торговля торговлей, а политика политикой. Скажу больше: скорее всего, статус-кво в приингурском экспорте-импорте будет сохраняться, ибо слишком многих эта "зона беспошлинной торговли" вполне устраивает.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG