Accessibility links

9 октября в Азербайджане пройдут президентские выборы. Это будет первое голосование после внесения конституционных поправок, разрешающих одному президенту избираться более двух сроков подряд. Насколько нынешняя избирательная кампания предсказуема? Какое влияние могут оказать ее результаты на общую ситуацию на Южном Кавказе?

Президентская кампания в Азербайджане приближается к финишу. Десять человек, прошедших через сито избирательной комиссии, сохраняют право бороться за высший пост в государстве. Однако из этой десятки самые высокие шансы имеет действующий президент Ильхам Алиев.

В странах "суверенной демократии" любая избирательная кампания имеет три основные интриги. Первая – это появление потенциально привлекательного лидера, способного консолидировать разрозненные оппозиционные группы, вдохнуть в них новую силу и превратить кампанию из легкой прогулки для власти в изматывающую гонку. Вторая – теневая бюрократическая конкуренция, в которой выборы используются той или иной группой влияния для усиления своего аппаратного веса и, конечно же, укрепления ресурсов для воздействия на первое лицо государства. Третья – реакция внешних игроков. В Азербайджане в течение всего нынешнего года эти интриги имели место. Но на сегодняшний момент они значительно утратили свою остроту.


Оппозиции не удалось выдвинуть сильного единого кандидата, несмотря на то, что в мае 2013 года оппоненты власти смогли создать Национальный совет демократических сил (НСДС). При этом ставка была сделана на известного кинодраматурга Рустама Ибрагимбекова, политическая и правовая уязвимость которого (российское гражданство) была очевидна с самого начала. Не было никаких шансов на то, что Центризбирком республики вдруг не заметит формальных крючков, за которые можно было бы зацепиться. Да и известность у Ибрагимбекова особого свойства. В кругах бакинских интеллектуалов, а также представителей киноискусства за пределами Азербайджана, он пользуется уважением и авторитетом. Однако в азербайджанской глубинке его имя говорит и значит намного меньше. Стоит также заметить, что поисками "дублера" демократический Совет озаботился поздно, лишь в августе 2013 года. В итоге Ибрагимбекова (как, впрочем, и ожидалось) не зарегистрировали, а профессор историк Джамиль Гасанлы (во многом имеющий схожие проблемы, что и его коллега по НСДС) фактически не имеет времени на собственную "раскрутку". Словом, в прикаспийской республике своих Иванишвили или даже Навальных пока не появилось.

Стоит отметить, что оппозиционеры ничего, кроме антикоррупционных обличений, предложить не смогли. Так, программа Алиева, названая лозунгом "Вперед с Ильхамом", обещает борьбу с бедностью и рост экономики в два раза, а также восстановление территориальной целостности и укрепление международного веса прикаспийской республики. Но разве против этого выступают остальные девять кандидатов? Про борьбу с бедностью очень много говорит и Игбал Агазаде, призывающий избирателей "поменять свою жизнь", а про восстановление контроля над Карабахом рассказывает и Джамиль Гасанлы.

К лету несколько улеглись страсти и по поводу аппаратных игр. Скандальное дело депутата Гюляр Ахмедовой (известное как "Гюляргейт"), в котором фигурировали и имена высокопоставленных чиновников, власти даже смогли использовать с некоторой выгодой для себя. Как демонстрацию "чистки рядов". Идея с выдвижением в качестве дублера Ильхама Алиева его жены Мехрибан также осталась на уровне информационного вброса.

Азербайджан – редкий пример постсоветской республики, где позиции России и Запада относительно выборных баталий не расходятся диаметрально. И Москва, и Вашингтон с Брюсселем, понимая все сложности отношений с Ильхамом Алиевым, предпочитают его как предсказуемого лидера. Добавим к этому, что в схожем ключе рассуждают и лидеры соседних стран – Турции и Ирана. Опять же при всей несхожести их отношений с официальным Баку. Дестабилизация ситуации в стране, имеющей неразрешенный конфликт с Арменией из-за Нагорного Карабаха, а также вовлеченной в дорогостоящие энергетические проекты, транспортное обеспечение афганской операции, невыгодна никому из игроков на кавказском поле.

Все это облегчает шансы действующей власти в целом, а Ильхама Алиева в частности. Однако победа на выборах не освобождает его ни от острых этнополитических вызовов, ни от экономических проблем, ни от реакции на сложный и противоречивый процесс исламского возрождения. Все эти вопросы после 9 октября 2013 года потребуют серьезного внимания. И одними лозунгами с ними не справиться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG